Содержание

«Как человек может стать нигилистом в нынешнее время?» – Яндекс.Кью

Человечество еще никогда не жило в эпоху столь доступной информации и доступного образования. Сформировать нигилистические взгляды сейчас гораздо проще, чем когда-либо в прошлом. Именно полноценное представление о многообразии интерпретаций смысла жизни и того, что в жизни происходит, является основным фактором формирования нигилистических взглядов. При этом не берем в расчет подростковый нигилизм, основанный на первых размышлениях о смысле жизни и на собственных комплексах. 

Настоящий нигилизм происходит из понимания того, что на любое явление в жизни (в том числе и на такие фундаментальные темы, как происхождение жизни, ее предназначение и прочее) можно взглянуть со множества различных позиций. При желании, не веря ни во что конкретное и имея определенные навыки демагогии, можно формулировать убедительную точку зрения на любой предмет. То есть свободно рассуждать сначала на тему того, что исламский радикализм — единственное верное направление развития общества и всем нужно жить по закону шариата, а потом без стеснения занимать либеральные позиции и упорно доказывать, что хотя Бога и не существует, но свободу вероисповедания и выражения своего мнения должен иметь каждый. И, будучи подкованным в науке, даже самую убедительную теорию Чарльза Дарвина о возникновении жизни на земле, можно весьма убедительно опровергнуть. Когда человек начинает понимать, что не то что сама истина, а даже хотя бы какое-то бледное и многократное отфильтрованное подобие истины, безнадежно тонет в постмодернистской парадигме (то есть в совокупности современных социально-культурных и научных установок, лишающих серьезности всякое высказывание), то он рискует стать нигилистом. Само слово «нигилизм» происходит от латинского слова «nihil», означающее «ничто». Так вот, разочарование в правоте всех существующих религий, идеологий, философских теорий, политических доктрин, представлений о мире, смысла жизни приводит к нигилизму, то есть к ничему. Прийти к нигилизму, вооружившись интернетом, гораздо проще, чем это можно было сделать в прошлом. Хотя и в прошлом нигилистов было немало, вспомните «Отцы и дети» Тургенева, роман как раз об этом.

жизнь вне рамок — Рамблер/новости

Базарова помнишь? «Отцы и дети» читал? Славная книжка, не так ли? Так вот выпячивание собственного «я» до масштабов вселенной с последующим становлением под сомнение (а то и абсолютным отрицанием) общепринятых ценностей, идеалов, норм нравственности и культуры — это и есть нигилизм. В нем есть прелести, есть недостатки, но в наши дни понятие дискредитировано подчистую, ибо многие просто оправдывают таким образом свою ущербность. А всё не так просто.

Философы и нигилизм

Само понятие терзает умы аж со средневековья благодаря папе Александру III, который предал его анафеме. Просто церкви не нравились ребята, утверждавшие, будто Христос не содержал в себе человеческих примесей и был чистым божественным созданием. Позже за дело взялись философы, рассматривавшие нигилизм каждый по-своему. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи мертвого Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

По сути, всё очень просто: у человека нет смысла жизни, абсолютно нет. То есть, любезный друг, ты живешь потому, что когда-то твои папа и мама не предприняли ровным счетом ничего, что могло бы воспрепятствовать твоему рождению. Вот и живешь ты здесь, потому что живешь, потому что тебя зачали. Человек — сам себе авторитет, и никто ему не указ, а культура, религия, любовь, этика и мораль — социальные инструменты, созданные системой для контроля над человеком.

Едва ли не самое лучшее мировоззрение для циников и тех, кому лень после каждого шага оглядываться на нормы морали, Бога и мнение окружающих. То есть если ты уродливый извращенец с кучей комплексов и отклонений, за которые тебя презирает социум, то лучший способ внушить себе, что ты нормальный и всё равно выше и лучше остальных — стать нигилистом. Увы, поэтому среди столь здравого течения немало обиженных, разочарованных в жизни, безработных, одиноких нищебродов и, как ни странно, суицидников. Ведь надо же как-то оправдать собственную, так сказать, неполноценность. Хотя какая это неполноценность, ведь с точки зрения теории это нормально, просто не нужны ему все эти ложные блага: машины в кредит, айфоны и дорогие помидоры. Он отрицает любовь и потребление — они делают человека рабом.

Но не нужно путать нигилизм с социопатией, непроходящим подростковым дебилизмом или мизантропией. От того, что ты сидишь дома и пытаешься убедить себя, что в одиночестве нет ничего плохого, вряд ли жизнь наладится. Нигилизм требует работы над самим собой. Раз уж назвался груздем, то будь добр, избавься от привычек, привязанностей, каких-то установок и комфорта. Поэтому, далеко не все способны выдержать абсолютную свободу. Человек по природе своей слаб и с большой радостью становится под защиту различных догматов. Но у нигилиста нет возможности выбора. Если добавить к этому разрыв социальных связей, отказ от любимых привычек, переосмысление шкалы оценок, то можно тронуться крышей. Но без опыта подобных переживаний нигилизма быть не может. Именно они делают его отличным от рыгочущей глупой толпы. В том числе поэтому у них такое самомнение: мол, я прошел через тернии, теперь твоя очередь. Нигилист не строит иллюзий и никогда себя не обманывает: мол, «справедливость есть». Он смотрит в лицо этому странному миру со всей его враждебностью и видит в нем лишь инструмент к достижению собственных целей. Но глядя на свою личность, он видит то же самое. Он будет презирать всех и вся и заботиться только о себе, если сможет понять, кто он есть. Он самый свободный человек, никому ничего не должный. Но сам себя нигилистом он не назовет, потому как вешать ярлыки — против воли.

Фактически нигилист (жуткий циник, каких свет не видывал) для достижения поставленной цели готов опуститься на различные низости, да пускай даже нужно будет обмазаться говном или обокрасть старушку. Главное, что он будет делать это с чувством полной собственной правоты.

Нигилизм и политика

Нигилизм очень часто связывают с атеизмом и большой опасностью для государственного строя. Принято считать, что именно отрицавшие веру, царя и отечество товарищи расстреливали буржуев с царскими семьями, рушили церкви и писали опасные книги. Ведь беспринципные одиночки создают, формируют идеологию и мораль будущего. Именно изгои создают новые режимы и новую «свободу». Такие люди двигают планету, возводят новые порядки, но далеко не всегда они являются именно нигилистами. Ведь отрицая одну идеологию, невозможно построить другую, поскольку само понятие им чуждо. В каждом из нас есть немного от отрицающего все бунтаря, но даже мы готовы мириться с чем-то во благо общего. А они нет. Вспомним эпоху ЛСД, различных революций и протестов. Благодатные и буйные 60-е. В эти времена с разных колоколен слышались голоса пастырей, утверждающих, что для роста отдельной личности отказ от общих «социокультурных ценностей» может стать толчком, прорывом к новым горизонтам сознания. Единственное: создать здоровое общество из нигилистов невозможно. Группа гордецов способна только потопить лодку, ведь нет никакой гарантии, что они смогут работать вместе. Нация гордецов обречена, и для нормального существования любой стране нужны рабы. Нужно признать, что в масштабах социума любая идеология доводится до абсурда. Например, настоящий нигилист не идет штурмовать Белый Дом, придя к мнению, что нынешняя политика себя дискредитировала, но скорее будет размышлять о том, как власть имущие воздействуют на толпу, как они манипулируют социумом. Они не идут рушить церкви, а задумываются над культурой сверхъестественного. Так что не нужно их бояться, ибо нигилист — человек в первую очередь думающий, а уж потом действующий. Когда ты думаешь в первую очередь о себе любимом, то вряд ли ты начнешь подбивать толпу вести себя так же, как ты. Нигилист — человек разумный, но подобно Диогену, не выходящий за пределы своей бочки. Нигилистом его делает мысль, а для того, чтобы постичь какую-то истину, придется принять некоторые параграфы тех идеологий, которые по определению должны игнорироваться. Только тогда можно понять, зачем и почему происходит то или иное в нашем безумном мире, а если что-то совершается в соответствии с позицией «потому что так не принято», то это обычная клоунада неустроенных в жизни детей. Познание — основа существования.

Почему молодежь – нигилисты? На примере современной музыки

В терминологию слово «нигилизм» попало в XVIII веке, когда о нигилизме заговорил философ Фридрих Якоби. С тех пор нигилизм как явление и школа мысли развивался до тех пор, пока термин не стал популярным в общем смысле. В этом смысле термином начали называть мироощущение, напрямую связанное с абсолютным скептицизмом и отказом от традиционных норм. Сейчас подобные настроения актуальны для современной рэп- и постпанк-музыки: «Не хочу быть красивым, не хочу быть богатым», – как у Хаски, «Я просто тело, что тупо болит», – как у ЛСП, «Социум не в моде – в моде пустота», – как у постпанк-группы «Молчат Дома». Разберемся в основных направлениях нигилизма, рассмотрим его историю и сам термин в контексте современной молодежи и музыки, которую она слушает.

История и виды нигилизма

Нигилизм определяют как философскую позицию, которая заключается в отрицании или отсутствии веры в общепринятые, важные аспекты жизни. С течением времени в нигилизме появилось множество направлений. Например, экзистенциальный нигилизм фокусируется на отсутствии цели и ценности жизни. Метафизический – заявляет о возможном «не существовании» физических объектов. Моральный – отрицает наличие морали как чего-то присущего объективной реальности. Независимо от направленности мысли, у всех ветвей нигилизма есть нечто общее – отрицание чего-либо. Постепенно термин вошел в употребление и в России, во многом благодаря заслугам поэтов и писателей, в частности Тургенева. Но его значение использовалось не в философском смысле, а в более конкретном. Нигилистами называли молодых людей, которые были не согласны с устоявшимся государственным строем.

Такие идеи находили отражение в популярной культуре. Например, декадентская эстетика на границе XIX и XX веков, или культура «думеров» – сегодня. Остановимся на них чуть подробнее. Думер – это мем, который стал популярным около года назад. Под думером понимается определенный образ, визуально – это плохо нарисованный портрет молодого человека в черном худи, черной шапке и с сигаретой во рту. Главные описательные характеристики: алкоголизм, стыдится разговаривать со своей семьей, никакой надежды на карьерное продвижение, высокий риск опиоидной зависимости, не заводил друзей с 2012 года. Образу приписывают хроническую депрессию и мрачный взгляд на окружающий мир. Судить о популярности самого мема слишком сложно – мало репрезентативных данных. Но зато музыкальные плейлисты Doomer Music стали очень популярны, в частности russian doomer music (от 40 до 600 тысяч просмотров). Мы даже не будем пытаться объяснить этот феномен, просто воспримем его как факт – русская думер-музыка популярна. И здесь мы подходим к вопросу о связи культуры (в данном случае – музыки) с нигилистическими настроениями молодежи.

Нигилизм в современной музыке

Очевидно, что каждое поколение сталкивается с ужасами своего века. XX век – это война, диктаторские режимы, геноцид и развал института религии как главного поставщика смыслов. На территории СССР люди испытали на себе крах идеологии. Затем плавный переход в период «лихих 90-х» – с грабежами, убийствами, воровством и прочими ужасами. То есть из относительного идеологического комфорта люди окунулись в полный хаос, где большинству приходилось буквально выживать. Во всём этом и выросло молодое поколение, которое в итоге попало не в «лучший новый мир», а в сомнительный мир автократии. На этом фоне появилось много музыки, которая отрицает общепринятые нормы и свободно говорит о неудобном. И если идейно/по настроению музыка многих современных музыкантов продолжает линию альтернативы 80-х (Александр Башлачев, «Звуки Му», «Наутилус Помпилиус», «Аквариум», «Агата Кристи» и другие), то стоит отметить, что у сегодняшних музыкантов куда больше возможностей для контакта с аудиторией, для продвижения своего творчества. В 80-х всё ограничивалось продажей дисков и концертами-квартирниками, которые постоянно закрывали и срывали. Сейчас же музыканты творят намного более свободно и могут работать с публикой через различные каналы в интернете. Это кажется неважным в контексте нигилизма, но в данном случае мы предельно чётко видим количество заинтересованных в музыке с нигилистичным подтекстом. Рассмотрим более детально темы и тексты нескольких музыкантов из СНГ.

В числе первых – рэпер новой волны «Хаски» и его близкий друг и соратник по жанру – bollywood FM. Всё их творчество наполнено бытовым мраком. Например, в треке «Поэма о Родине» если речь заходит о малоэтажных домах, то они обязательно «бараки-недоростки, лишенные идентичности». Новостройки же названы «костылями». Всё это выглядит неприветливо, сравнивается с «пропойцами на голяках». Да и сам автор готов «бухать и дуть в подворотне до одури и затем рухнуть водородною бомбою». Если не рассматривать смыслы и фокусироваться исключительно на описательных образах, получится довольно блеклая картина. Даже когда «Хаски» пытается романтизировать: «Моя Родина – моя любовь: вид из окна – моногородок в платье серого сукна», – получается всё равно блекло, ведь сукно серое. Но если быть более конкретным, в треке «Пироман» рэпер намерен развенчать идею об особенности человека, называя всех «в конечном счёте удобрением». Но здесь есть надежда на светлое будущее, ведь даже если «ты равнодушен к людям был – но поможешь растениям». Дальше идет обращение к обществу, которое буквально тлеет у мониторов и не делает ничего, лишь «в хибарах арендованных делит коридоры». В свою очередь bollywood FM также отрицает обывательский образ жизни и не столько высмеивает его, сколько показывает, насколько он отвратительный. В песне «Энтузиаст» люди представлены такими безликими, словно они сделаны из китайской подделки конструктора LEGO. Но и своё собственное существование он называет «случайным» в строчке: «Меня мама из подручного сделала случайно».

Вопросы социума, его состояния и отношения к нему – это главные темы постпанка. В лучших традициях жанра белорусская группа «Молчат Дома» в песне «Люди надоели» поют о том, как «люди надоели, надоел им я». Но отдельного внимания заслуживает припев: «Мне больше не за чем мечтать. Их лучше взять и потерять. Их больше незачем любить. Их надо взять и отпустить». Пользователи сайта Genius трактуют текст как обращение к тем же самым «людям», но, возможно, речь идет о мечтах, которые ты теряешь, перестаешь любить, и в конце концов отпускаешь. Но до постпанка тема отрицания часто использовалась и в панке. Неизбежность в первом куплете песни «После меня» налицо: «И кто бы мог подумать, что не нужно думать. Уже спущен курок, не убежать от пули», – ведь если условная пуля выпущена и теперь не убежать, можно уже и не думать. «Можешь попытаться показаться глупым, но на нашей улице Бог не судит», – очевидная тщетность любых оправданий, ведь Бог здесь уже ничего не решает.

Музыкальный дуэт Аигел в своем новом альбоме «Эдем» возвращается к теме родного края. С ним невольно появляются и нигилистичные образы. Солистка группы Айгель Гайсина говорила, что трек «Оно выделяло тепло» для неё центральный: «Это автобиография, там даже адреса домов, где я родилась и жила, настоящие. «Эдем» – бюро ритуальных услуг рядом с домом моего детства, дом принадлежал больнице скорой помощи и торцом упирался в морг». Собственно, этот морг играет главную роль в первом куплете: «Прессованный прах наших предков: бомжей городских, работяг деревенских, которых великая стройка скурила и выдула в небо задумчиво из крематорной трубы». Великая стройка – типичный образ в советской идеологии, когда строили во имя великой идеи. Но о людях никто не говорил, они оказывались расходным материалом, который в итоге «скурила» крематорная труба. Дальше говорится о прадеде, который «строил и строил дом, сгоревший три раза подряд», а дед умер от разрыва сердца. В четвертом куплете речь идет о сыне, который «30 лет считался мертвым в лагерях и однажды встал в дверях» родного дома, но мать его не узнала и не пошла обнимать.

Экзистенциальная тщетность всё чаще встречается в текстах музыкантов. У Ic3peak, ЛСП, «масла черного тмина», Гречки, Опиа, даже у Fасе и Скриптонита встречаются похожие темы. Собственно, с чем это связано? Возможно, артисты поднимают вопросы, беспокоящие большинство. Или, может быть, автор в своём творчестве настолько «заразителен», что его мысли буквально перенимают остальные. Но поскольку дело касается нигилизма, то вполне вероятно, что все эти вопросы не имеют смысла. Чтобы разобраться во всём с академической точки зрения, мы поговорили с философом Алексеем Зеленским:

«Если мы сместимся с вопроса о существовании нигилизма к вопросу о существовании нигилистов, то обнаружим любопытную особенность: до определённой поры никто себя сам нигилистом не называл – нигилистами за что-то называли других. Так было в средневековом христианстве, так было с Фридрихом Якоби, усмотревшим нигилизм в философии Фихте; с Огюстом Контом, назвавшим негативной всю метафизику; с Ницше, диагностировавшим нигилизм во всей европейской культуре. Таким образом, нигилист и, соответственно, нигилизм – это, прежде всего, фантазия или сновидение западной культуры, рисующее субъект, способный последовательно держаться предельной крайности и удерживаться в ней и разумом, и поведением. Разумеется, на поверку всегда оказывалось, что найти полноценного нигилиста не удаётся. Нигилизм невозможно практиковать, его можно лишь исповедовать как форму трансгрессии или немыслимого радикализма. Существует он только в глазах наблюдателя.

Сразу же обратим внимание на то, что потенциал этого слова как ярлыка просто неисчерпаем: оно легко клеится к чему угодно. Пример Ницше, который безнадёжно «вляпался» в нигилизм, весьма показателен: чтобы прослыть нигилистом, было достаточно о нём заговорить. Современные справочники, чуть ли не через один, характеризуют Ницше как нигилиста и теоретика нигилизма, в то время как Ницше свои воззрения нигилизму однозначно противопоставлял и обвинял в нигилизме христианство и философию. И это выворачивание наизнанку слов Ницше не так удивляло бы, если бы его можно было списать на совесть поверхностных читателей. Однако вышло оно из-под пера мощнейшего философа, Мартина Хайдеггера. И Ницше, и Хайдеггер прекрасно понимали, что введение в дискурс слова «нигилизм» отрезает все пути назад и оставляет единственную возможность далее говорить и мыслить только под его знаком. Крайне упрощая суть, можно сказать, что нигилизмом можно объяснить всё, включая сам нигилизм, и ни к чему иному его свести невозможно.

Из сказанного мы можем вывести два следствия. Во-первых, причинно-следственные отношения понять нигилизм не помогут. Что толку от того, что в качестве причин мы упомянем развал Союза, дискредитацию идеологии, разъедающее влияние капитализма, падающие стандарты уровня жизни, удушающее общественно-политическое устройство, глобальные кризисы и угрозы, если всё это в наших глазах уже лишено позитивного смысла? Как найти объяснение для нигилизма, не ища ему оправдание? И как найти ему оправдание, не начав смотреть на мир глазами нигилиста?

Во-вторых, из сказанного мы можем понять причины, по которым мы используем слово «нигилизм». Конечно, для словарей по философии, литературе и искусству «нигилизм» представляет собой сегодня скорее музейную ценность, вышедшую из интеллектуальной и эстетической моды чуть ли не век назад. Зато этот термин теперь осел в гуманитарной публицистике, стал доступен широкой общественности, обрёл меновую стоимость.

С 1990-х годов нигилизм ассоциируют с девизом ‘No future!’ Установка, озвученная в этом девизе, на самом деле характеризует не только определённые молодёжные субкультуры, но и достаточно широко признаётся в квир-, транс- и гей-субкультурах. Идеологический посыл: «Требование думать о будущем и жить ради будущего не даёт нам быть такими, какими мы хотим быть здесь и сейчас. Поэтому – к чёрту будущее!» Таким образом, мишенью ‘No future!’ становятся такие конвенциональные ценности позднекапиталистического общества: здоровье, жизнь, карьера, репутация, продолжение рода. Реалистические представления о собственном будущем, как полагают, мало совместимы с желанием покрыть своё тело татуировками, шрамами и пирсингом, равно как и с наркоманией, незащищённым сексом, операциями по смене пола, попаданием в базу исполнительных органов за проституцию или распространение наркотиков. В этом можно было бы усмотреть отказ платить символический взнос за право войти в «нормальное общество», который традиционная психология приписывает маргиналам. Однако, можно повернуть ситуацию иначе: а что, если в содержании этого «взноса» подразумевается тот или иной жест символического отказа от будущего? Что, как не отказ от «будущего», по факту совершает три четверти населения, неспособного позволить себе заботу о здоровье, долголетии и благоденствии? Скандальность ‘No future!’ в том, что этот девиз делает латентный неприглядный консенсус капитализма явным.

Мы в последнюю очередь думаем о том, что контент, характеризуемый как «нигилистический», может представлять собой всего лишь утрированную норму, стоит лишь сбросить градус ажитации. Ницше разоблачил в нигилизме интеллектуализацию и морализацию слабости воли, то есть такую смысловую переработку, в результате которой уныние, озлобленность, зависть подаются в форме чего-то возвышенного, как явный или подразумеваемый упрёк кому-то. К примеру, в текстах некоторых рэп-исполнителей из СНГ в качестве контекста выступает «депрессивная провинция» (как у рэпера «Хаски», в треке «Поэма о Родине»). Всё, что озвучивается в таких текстах, является статистически заурядным, то есть типичным для жизни большинства. Заурядность и является главным объектом символической обработки: например, бараки, по определению лишённые индивидуальности, становятся топорщащимися недоростками, сравниваются с пропойцами и каретами ППС. Заурядность, типичность поглощает без остатка пустоту, ничтожность, которую на этом месте тщится видеть автор текста. Провинциальность – это такое «ничтожащее ничто», в мельницу которого должен попасть камень метафоры, которая позволит зафиксировать ничтожество в форме, неудобной для перемалывания. Понятно, что буквально это описание понимать нельзя, потому что, стоит только отключить образный регистр, на нас обрушивается бредовая речь сумасшедшего: «Человечья требуха в фоторамках окон», «Помнишь, ты умерла, и мы твоё мясо ели, что пахло как мумия, забытая в Мавзолее. ..» – некрофилические и каннибалистические фантазии на границе симптомов психотического распада и вымученной метафоры провинции в духе upside-down (из сериала Stranger Things). Таким образом, между прочим, провинция находит один из способов прописки в мейнстримовом медийном пространстве: если по гламурности ей с метрополией тягаться нелепо, то по криповатости она вне конкуренции.

Средства нигилизма служат не демонстрации «ничто на месте нечто» (смысла, истины, ценностей), а, скорее, не позволяют негативности стать обыденной».

Марк Мэнсон: Как побороть в себе нигилиста

Если бы я работал в Starbucks, вместо имен людей на стакане с кофе я написал бы следующее:

«Однажды ты и все, кого ты любишь, умрут. И мало что из того, что ты говоришь или делаешь, будет иметь какое-либо значение для кого-то, кроме небольшой группы людей — и то недолго. Это Неудобная Правда жизни. И все, что ты думаешь или делаешь, — это упорная попытка избежать этой правды. Мы — космическая пылинка, прилипшая на крошечную синюю крупинку. Мы воображаем собственную важность. Мы придумываем цель — мы ничто.

Наслаждайся своим чертовым кофе».

Конечно, мне пришлось бы написать это очень маленькими буквами. И чтобы написать всю фразу, мне потребовалось бы достаточно много времени, а значит, очередь из утренних клиентов растянется за дверь. Не совсем звездный сервис, ага. Это, вероятно, одна из причин, почему я там не работаю.

А если серьезно, как вы можете с чистой совестью пожелать кому-либо «хорошего дня», зная, что все его мысли и мотивы основаны на бесконечной необходимости избегать присущей человеку бессмысленности существования?

Потому что в бесконечном пространстве/времени Вселенной не важно, хорошо ли прошла операция по замене тазобедренного сустава вашей матери, ходят ли ваши дети в университет и считает ли ваш босс, что вы создали сносную электронную таблицу. Неважно, победят ли демократы или республиканцы на президентских выборах. Неважно, поймают ли знаменитость за употреблением кокаина во время яростной мастурбации в туалете аэропорта (еще раз). Неважно, горят ли леса, тает ли лед, поднимаются ли воды, бурлит ли воздух или то, что мы все испаримся перед лицом превосходящей инопланетной расы.

Но вас это волнует.

Вас волнует, и вы отчаянно убеждаете себя: раз вам это небезразлично, то это имеет какой-то важный космический смысл.

Вы волнуетесь, потому что в глубине души вам нужно ощущать это чувство важности, чтобы избежать Неудобной Правды, избежать непостижимости своего существования, чтобы не быть раздавленными весом вашей собственной материальной незначительности. И вы — как и я, как и все, — затем проецируете это воображаемое чувство важности на мир вокруг вас, потому что это дает вам надежду.

Слишком рано для такого разговора? Вот, выпейте еще кофе. Я даже сделал смешное улыбающееся лицо молоком. Разве оно не миленькое? Я подожду, пока вы выложите его в Instagram.

Итак, о чем это мы? Ах, да! Непостижимость вашего существования — верно. Теперь вы можете подумать: «Ну, Марк, я считаю, что мы все здесь по какой-то причине, и это не случайно, и каждый имеет значение, потому что все наши действия влияют на кого-то, и даже если мы можем помочь одному человеку, оно все равно того стоит, верно?

Ах, ну разве вы не милашка!

Видите, это говорит ваша надежда. Это история, которую создает ваш разум, чтобы был смысл просыпаться по утрам: что-то должно иметь значение, потому что без чего-то значащего нет причин дальше жить. И какая-то форма простого альтруизма или уменьшения страданий — это вечная уловка нашего разума, заставляющая нас чувствовать, что стоит что-то делать.

Наша психика нуждается в надежде на выживание так же, как рыба — в воде. Надежда — это топливо для нашего умственного двигателя. Это масло на нашем печенье. Это много по-настоящему глупых метафор. Без надежды весь ваш умственный аппарат заглохнет или умрет с голоду. Если мы не будем верить, что будущее лучше настоящего, что наша жизнь улучшится, мы умрем духовно. В конце концов, если нет надежды на лучшее, то зачем жить — зачем что-то делать?

Но вот кое-что многие люди не понимают: противоположность счастья — это не гнев и не грусть. Если вы злитесь или грустите, это значит, что вас все равно что-то заботит. Это означает, что что-то все еще имеет значение. Это означает, что у вас все еще есть надежда.

Нет, противоположность счастья — это безнадежность, бесконечный серый горизонт смирения и безразличия. Это вера в то, что все вокруг — херня, так зачем вообще что-то делать?

Безнадежность — это холодный и мрачный нигилизм, ощущение, что во всем этом нет никакого смысла, так что, блин, почему бы не пройтись по лезвию, не переспать с женой босса и не расстрелять школу? Это Неудобная Правда, молчаливое осознание того, что перед бесконечностью все, что может нас заботить, стремится к нулю.

Безнадежность — это корень беспокойства, психических заболеваний и депрессии. Это источник всех страданий и причина всех зависимостей. Это не преувеличение. Хроническое беспокойство — это кризис надежды. Это страх неудачного будущего. Депрессия — это кризис надежды. Это вера в бессмысленность будущего. Заблуждение, зависимость, одержимость — все это отчаянные и навязчивые попытки разума создать надежду при помощи невротического тика или одержимого желания одновременно.

Избежание безнадежности — то есть формирование надежды, — становится основным проектом нашего разума. Весь смысл, все, что мы понимаем о себе и о мире, создается с целью сохранить надежду. Поэтому надежда — единственное, ради чего любой из нас охотно умирает. Надежда — это то, что мы считаем более значимым, чем мы сами. Без нее мы считаем себя ничем.

Когда я учился в колледже, умер мой дедушка. За несколько лет у меня появилось сильное чувство, что я должен жить так, чтобы он гордился мной. На каком-то глубинном уровне это казалось разумным и очевидным, но это не так. На самом деле это не имело никакого логического смысла. Мы не были близки с дедушкой. Мы никогда не разговаривали по телефону. Мы не переписывались. Я даже не видел его ни разу за последние пять или около того лет, пока он был жив.

Не говоря уже о том, что он был мертв. Как могло мое стремление «жить, чтобы заставить его гордиться» повлиять на что-либо?

Его смерть заставила меня смириться с этой Неудобной Правдой. Итак, мой разум взялся за работу, пытаясь найти надежду в этой ситуации, чтобы поддержать меня, чтобы сдержать нигилизм в рамках. Мой разум решил, что поскольку дедушка был теперь лишен способности надеяться и стремиться в своей собственной жизни, то я буду надеяться и стремиться в его честь. Это был маленький кусочек веры моего разума, моя личная мини-религия цели.

И это сработало! На короткое время его смерть вселила банальные и пустые переживания, имеющие смысл и значение. И этот смысл дал мне надежду. Вы, вероятно, чувствовали нечто подобное после смерти кого-то из близких. Это общее чувство. Вы говорите себе, что будете жить так, чтобы ваш любимый человек гордился. Вы говорите, что проживете свою жизнь в его честь. Вы говорите себе, что это важно и хорошо.

И эта «хорошесть» — то, что поддерживает нас в моменты экзистенциального ужаса. Я гулял, представляя, что дедушка наблюдает за мной, как этакий любопытный призрак, постоянно заглядывая через плечо. Этот человек, которого я едва знал, когда он был жив, теперь почему-то был чрезвычайно обеспокоен тем, как я сдал экзамен по высшей математике. Это было совершенно иррационально.

Наша психика создает такие маленькие повествования, когда сталкивается с несчастьем. Эти истории мы придумываем для себя. И нам нужно постоянно поддерживать эти истории надежды, даже если они становятся неразумными или разрушительными, поскольку это единственная стабилизирующая сила, защищающая наш разум от Неудобной Правды.

Эти рассказы о надежде дают нам смысл жизни. Они подразумевают не только то, что в будущем есть что-то лучшее, но и то, что на самом деле можно взяться и достичь этого. Когда люди твердят о том, что им нужно найти «цель жизни», они на самом деле не понимают, что имеет значение, на что стоит потратить свое ограниченное время здесь, на земле, — словом, на что надеяться. Они изо всех сил пытаются понять, какими должны быть их жизни до и после.

Это сложная часть: найти это «до и после» для себя. Это сложно, потому что невозможно узнать наверняка, правильно ли вы поняли. Вот почему многие люди ударяются в религию, потому что религии признают это состояние незнания и требуют верить, встретившись с ним. Вероятно, это также частично объясняет, почему религиозные люди гораздо меньше страдают от депрессии и совершают самоубийства, чем нерелигиозные люди: исповедуемая вера защищает их от Неудобной Правды.

Но ваши надежды не обязательно должны быть религиозными. Они могут быть какими угодно. Эта книга — мой маленький источник надежды. Она дает мне цель, она дает мне смысл. И повествование, которое я построил вокруг этой надежды, состоит в моей вере, что эта книга может помочь некоторым людям, что она может сделать мою жизнь и мир немного лучше.

Знаю ли я это наверняка? Нет. Но это моя маленькая история до и после, и я придерживаюсь ее. Благодаря ей я просыпаюсь по утрам и восхищаюсь своей жизнью. И это не просто неплохая вещь, она — единственная.

Для некоторых людей история до/после — хорошо воспитать детей. Для других — сохранить окружающую среду. Для третьих — заработать кучу денег и купить помпезную тачку. А для кого-то — просто попытаться улучшить свой свинг в гольфе.

Независимо от того, осознаем мы это или нет, такие истории есть у каждого. Неважно, нашли ли вы надежду с помощью религии или основанной на фактах теории, интуиции или аргументированного довода — результат один и тот же: у вас есть убеждение, что (а) существует потенциал для роста, улучшения или спасения в будущем, и (б) есть способы, при помощи которых этого можно достичь. Вот и все. День за днем, год за годом наша жизнь состоит из бесконечного повторения этих историй надежды. Это психологическая морковь, висящая на конце палки.

Если все это звучит нигилистично, пожалуйста, не поймите неправильно. Эта книга не выступает в пользу нигилизма. Она против нигилизма — как нигилизма внутри нас, так и растущего чувства нигилизма, которое, похоже, появляется в современном мире. А чтобы успешно спорить с нигилизмом, нужно начать с него. Нужно начать с Неудобной Правды. И от нее нужно медленно строить убедительные аргументы в пользу надежды. И не просто надежды, а устойчивой, доброжелательной формы надежды. Надежды, которая может объединить, а не разлучить нас. Надежды крепкой и мощной, но все же основанной на разуме и реальности. Надежды, которая может довести нас до конца наших дней с чувством благодарности и удовлетворения.

Это нелегко сделать (очевидно). И в XXI веке это, возможно, сложнее, чем когда бы то ни было. Современный мир охватывают нигилизм и сопровождающее его чистое потакание желаниям. Это сила ради силы. Успех ради успеха. Удовольствие ради удовольствия. Нигилизм не признает более широкого «почему?». Он не придерживается великой истины или причины. Это просто «Потому что от этого хорошо». И из-за этого, как мы увидим, все кажется таким скверным.

Назад, к нигилистам – Огонек № 36 (5581) от 16.09.2019

Американский историк и философ ставит диагноз: мы, то есть США и западная группа стран, вошли в эпоху нигилизма, примерно, как в XIX веке, но хуже. И очень грамотно объясняет, что это такое, цитируя Тургенева и Достоевского, а также Ницше и еще одного малоизвестного персонажа — барона де Клоотса.

Дмитрий Косырев

Речь идет о статье Роберта Зарецкого в солидном американском журнале Foreign Affairs. Зарецкий — специалист по истории Франции, и он, начиная разговор, выкапывает из эпохи якобинской революции фигуру барона де Клоотса, который закладывал философские основы революционной антирелигиозной политики. Барон подходил к теме креативно и рассуждал примерно так: в «стране прав человека» не должно быть даже никакого атеизма, потому что если вы постоянно боретесь с религией, то этим ее только укрепляете и у вас в лучшем случае получается религия наоборот. Вместо этого должно быть полное отсутствие разговоров на эту тему, то есть ничего (nihil) — политика тотального нигилизма по этому вопросу.

От гильотины эта радикальная идея де Клоотса не спасла (практически все радикалы тогда уничтожили друг друга), но вот считать этого человека условным автором самого термина «нигилизм» можно. Потому что к русским революционерам первой волны он попал именно от де Клоотса, а не из, допустим, монашеских философских трудов еще XII века.

Итак, идея нигилизма предполагает, среди прочего, что даже дискуссий быть не должно. И сразу становится понятно, почему это — абсолютно актуальная ситуация для современного Запада. Революция, то есть уничтожение прежнего общества, идет там по нескольким направлениям.

Это борьба «зеленых» за «спасение планеты», борьба против нынешних отношений мужчины и женщины (радикальный феминизм), борьба с курением, борьба с «белым расизмом» и еще несколько таких же перманентных кампаний. И везде работает принцип: никаких дискуссий с оппонентами, никакого обсуждения фактов, несогласных надо просто задавить, отбросить с дороги, унизить, морально уничтожить. А это уже Достоевский (точнее, ненавидимые самим автором герои последнего) — и Ницше, прочитавший Достоевского и восхитившийся ясностью его мысли. Потому что, по Ивану Карамазову, если Бога нет, то все дозволено; потому что если все наши прежние знания, убеждения, мораль не существуют, то, значит, вообще нет и не нужно никаких фактов, никакой реальности, ничего нет. Все с нуля — что и требовалось.

Ницше этими мыслями Достоевского воспользовался для того, чтобы заявить: нигилизм означает, что обесценились ключевые ценности, включая само понятие истины (а она, добавим, строится на фактах). Но остается сам человек, который может все, и еще искусство и культура, которые породят новые истины.

То есть перечисленные мыслители вообще-то нигилизм только описывали, и не обязательно с восторгом, скорее с ужасом. Но вернемся к важной особенности этой заразы — к стремлению нигилистов не только обойтись без фактов и истины, но и показать, что таковые более не требуются.

Холодная война шла за то, кто больше соответствует одному и тому же идеалу. Создавали комиссии, вели дискуссии на площадках ООН и прочих, через голову правительств обращались к народам и т.д. Но мы все отталкивались от ценностей эпохи Просвещения и люто грызлись за то, что именно на нашей стороне налицо настоящая верность этим ценностям. А это, среди прочего, научное знание, истина, факты — и уже потом мораль, на этих фактах стоящая.

Но сейчас ничего подобного не происходит, в том числе потому, что новые нигилисты хотят уничтожить не столько наше, сколько свои общества. И во всех перечисленных выше кампаниях по уничтожению этого общества и человека, каким мы его знаем, — то же самое: какие еще факты? Вы вообще о чем?

Кстати, в эту историю отлично вписывается логика, с которой еще с 1980-х годов начался разгром высшего и прочего образования, заселение университетов профессурой левого направления. Потому что зачем там нужны люди, выявляющие истину?

Религия, особенно традиционная, со своей древней идеологией и иерархией — да вы что! Нынешние демократы в США и прочих странах с религиями откровенно борются, почему — смотри выше, где речь о бароне де Клоотсе.

Тут надо сказать, что Роберт Зарецкий, который завел этот чрезвычайно ценный разговор, сам явно на стороне демократов, поэтому нигилистами считает республиканцев и лично Дональда Трампа. Напоминает нам, что с момента своего появления в Белом доме тот выдал около 12 тысяч фальшивых утверждений (да-да, демократы сидят и считают). И советники Трампа, оказывается, настоящие нигилисты, потому что верят только в свои «альтернативные» факты.

То есть если раньше, хотя бы теоретически, правда (истина) была одна, то сейчас она, словами Зарецкого, стала «стадной» — у каждого стада свои факты, а то, что говорят люди другого стада,— это заведомая ложь.

Первая волна нигилистов (а здесь приоритет точно российский), таким образом, занималась расшатыванием основ проклятого самодержавия и в какой-то момент перетянула ключевую, пусть численно не преобладающую, часть общества на свою сторону. А то, что Зарецкий называет эпохой нового нигилизма на Западе,— оно пока что привело к несколько иным результатам. Всего лишь к тотальному расколу обществ, когда факты и истина одних стад не имеют никакого отношения к фактам и истинам других. То есть наши нигилисты вообще-то добились в свое время куда большего, чем западные — сегодня.

Но мы забыли про Тургенева, а его Зарецкий очень даже знает и цитирует. И точно вычленяет из системы убеждений Базарова из «Отцов и детей» одну существенную мелочь. А именно, Базаров считает, что сегодняшняя задача таких, как он,— все отвергать и ломать. Но дальше-то что, как насчет построения лучшего мира? А это не наше дело, говорит он, наше поколение всего лишь расчищает площадку для будущей стройки.

То есть нигилист — это человек, хорошо сознающий свою ограниченность, свое умение только ломать. И перед нашими глазами постоянно и рядами проходят люди, которые на самом деле ничего не реформируют (потому что не умеют), зато отлично рушат все, начиная с самых основ.

А революционеры — это те, которые приходят за нигилистами. На самом деле могут прийти и раньше, помогать разрушителям сделать свое дело и одновременно готовиться на развалинах общества навязать людям свои идеи — такие прекрасные, что ради них стоило уничтожить что угодно, включая самих людей.

Тургенев, как известно, хорошо расправился со своим Базаровым — отравил его трупным ядом. Интересно, как в реальной жизни сложится судьба нигилистов сегодняшнего дня.

Прививочным нигилизмом на Сахалине страдают даже медики

19:08 23 апреля 2021.

Недоверие к вакцине от ковида есть не только среди обычного населения, но и среди медиков. Об этом рассказал министр здравоохранения Сахалинской области Владимир Кузнецов.

— Я не буду скрывать, что у нас есть прививочный нигилизм даже среди медицинских работников. При этом каждый раз, когда ты начинаешь общаться, говорят: «Нет, ну это же мое дело». Безусловно. Но если вы оказываете помощь и сами можете стать переносчиком инфекции для других, это уже не только ваше дело. Это наше общее дело — делать так, чтобы пациенты, приходя в лечебные учреждения, чувствовали себя защищенными. И мы настаиваем на том, чтобы все наши медицинские работники проходили вакцинацию в обязательном порядке, — сказал министр здравоохранения Владимир Кузнецов.

Конкретно сейчас вакцинация добровольная. Она включена в национальный календарь прививок, но не в первую, обязательную его часть, а во вторую — то есть вакцинировать представителей специального перечня профессий будут только по эпидемиологическим показателям, если в коллективе возникнет очаг заражения. На вопрос о включении прививки от ковида в обязательный список, региональный минздрав отвечает отрицательно. Однако же в любом случае решение это может быть принято только на федеральном уровне.

— Пока такой информации нет, мы все-таки продолжаем надеяться на здравый смысл, — прокомментировал Кузнецов.

Владимир Кузнецов

Низкий уровень доверия к вакцине министр здравоохранения объясняет несколькими факторами. Во-первых, прививочный нигилизм, то есть отказ от прививок, в России распространен. Причем дело не в каких-то конкретных препаратах или болезнях, под сомнением у россиян и сезонные вакцины, например, от гриппа, и те, что ставятся в раннем детстве — корь, краснуха и другие — и даже обычная манту, которая и вакциной не является.

Во-вторых, Кузнецов отметил определенную закономерность: чем более чудовищна ложь, тем легче в неё поверить. Сюда относят различные теории про чипирование, бесплодие, рак и прочие негативные последствия от прививок. Все это не имеет под собой научных оснований, но с легкостью находит своих последователей, которые не только сами искренне верят во вред вакцин, но и несут это в массы.

— Можно делать любой вброс и он тут же будет радостно воспринят для того, чтобы не делать эту вакцинацию, — отметил министр здравоохранения.

Есть и другие причины: люди боятся неизвестности или же не до конца осознают опасность ковида, потому что не сталкивались с ним лично. Некоторые не до конца понимают для чего им прививка, особенно молодые островитяне. Сахалинская статистика могла сформировать мнение, будто умирают только пожилые граждане или те, у кого есть хронические заболевания. А значит, тем, кто молод и здоров, переболеть не так страшно. При этом никаких преференций по сравнению с теми, кто без прививки, нет. Например, по возвращении из-за рубежа и тем, и другим придется потратить деньги, чтобы сделать тест на ковид. Да и заболеть можно и будучи привитым, как и заразить кого-нибудь.

На это министр здравоохранения заметил, что молодые люди тоже умирают от ковида. И, да, возможность заражения есть, но после прививки она снижается на 80 процентов. Да и если даже придется заболеть, пройдет ковид, как обычное ОРВИ.

— Восемьдесят процентов вероятность того, что при однократном контакте с пациентом вы не заболеете, если вы привиты. Если у вас контакт длительный и большой, это сказывается на количестве вируса, которое воздействует на вас, у вас может возникнуть заболевание. То есть в четырех из пяти случаев, вы не заболеете и не передадите эту инфекцию дальше. И мы хотим как раз и добиться этого самого популяционного иммунитета, чтобы остановить в том числе передачу этого вируса от одного человека к другому, — добавил Кузнецов.

Помимо тяжелого состояния во время болезни, коронавирус опасен своими последствиями. Кузнецов отметил, что регион вступает в постковидную эру: у тех, кто переболел, отмечают нарушения, связанные с сосудами — это может приводить к инфарктам, образованию тромбов, есть проблемы с легкими.

Записаться на вакцинацию можно по номеру 1‑300.

Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста.

Кто такой нигилист и какие его основные психологические проблемы?

Нигилизм представляет собой философское движение, не признающее правил и авторитетов, установленных обществом. Человек, который разделяет такое мировоззрение и ставящий под сомнение любые общепринятые нормы — это Нигилист. Данный термин приобретает всё большую популярность во многих направлениях: религия, культура, право, социальная сфера. Рассмотрев нигилизм как составляющую общественной сферы, можно выяснить, почему возникло это направление и в какое время. Важно проанализировать принципы и взгляды нигилистов и цели, которые они обычно преследуют.

Вы — нигилист, или, Вам просто всё равно на всех и вся?

Нигилист — это тот, кто считает, что жизнь не имеет цели, ценности или значения, включая его собственную. Нигилисты не верят в существование какой-либо объективной морали, и любые правила/законы, которым они следуют, если таковые имеются, являются поверхностными или соблюдаются ими только из практических соображений.

  • 1.Нигилист и нигилизм — значение 1.1.Принципы нигилистов
  • 2.Основные принципы и взгляды нигилистов
  • 3.Виды нигилизма
  • 4.Как выглядит нигилист и нигилизм в реальной жизни и в литературе
  • 5.Заключение
    • Только интроверты могут увидеть эти скрытые изображения, благодаря их уникальной наблюдательности
    • Интроверт — кто это? Вся правда об интровертах
    • «Пятна Роршаха» или тест для психопатов
    • Кого вы видите в первую очередь? Ваш ответ покажет вашу индивидуальность!
    • Все секреты кожно-зрительных женщин

    Что такое нигилизм?

    Дословный перевод этого слова, уходящего корнями в латынь – «ничего», «ничто», мы понимаем это «ничто» как отрицание всего общепринятого, отсутствие идеалов, правил и норм, но это не анархия, также не признающая устоев, поскольку в нигилизме нет политической составляющей. И как любое социальное явление, нигилизм в разные периоды своего проявления проявлялся разными течениями.

    • Начальным периодом нигилизма принято считать времена Средневековья, когда он выступал особым учением. Также упоминается в качестве проявления нигилизма отрицание человеческой сущности Иисуса Христа, которое проповедовал схоластик Петр Ломбардский.
    • Распространяясь как течение, нигилизм проник в западную культуру, где представителем нигилизма считается немецкий писатель и философ Фридрих Якоби, приверженцем нигилизма стал и Фридрих Ницше, отрицавший прогрессивные идеи и считавший христианские божественные догмы иллюзорными.
    • Основными тезисами нигилизма являются утверждения, построенные на отрицании: существование высших сил не доказано, понятия нравственности не объективны, не может отдаваться предпочтению действию одного человека перед другим.

    Плюсы и минусы нигилизма

    Данная философия – проявление скептического отношения человеку к миру. Она помогает определять социальное поведение и имеет скорее негативную окраску, потому что нигилистический скептицизм неизбирателен, но есть в нем и определенные преимущества. Иногда борьба с действующими правилами и нормами приносит немало пользы и позволяет обществу активнее развиваться.

    Плюсы нигилизма

    Кто-то скажет – нигилистический бред, но приверженцы этой философии видят для себя в ней ряд неоспоримых преимуществ. Выглядят последние так:

    1. Принцип деятельности нигилистов открывает личности возможность громко и уверенно заявить о себе, поделиться с миром собственным мнением.
    2. Такая философия поддерживает индивидуальные качества каждого человека.
    3. Оспаривание принятых принципов, практик, норм существенно повышает вероятность совершения новых революционных открытий.

    Минусы нигилизма

    Поскольку ни одно философское течение не является совершенным, недостатки у нигилизма тоже имеются. Противники идеологии отдельно акцентируют внимание на следующих минусах:

    1. Принципы нигилистов тесно связаны с категоричностью, что не всегда уместно и порой может принести вред самому человеку.
    2. Из-за острого скептического настроя люди, пропагандирующие данную философию, иногда «заигрываются» и не могут быть объективными – посмотреть шире, выйти за рамки взглядов (которые иногда бывают ошибочными).
    3. Нигилизм, делает своих приверженцев в некотором роде асоциальными людьми. Окружающим трудно понимать беспросветных скептиков и уживаться рядом с ними.

    Направления нигилизма

    Отрицание общепринятых правил нигилистами касалось практически всех сфер существования и всех учений.

    Развиваясь и видоизменяясь вместе с эпохами и культурами, это течение предстает в нескольких разновидностях:

    1. Мировоззренческое или социальное, касающееся общих морально-культурных ценностей и идеалов.
    2. Мереологическое, утверждающее, что нет объектов, которые бы состояли из частей.
    3. Метафизическое, вообще не считающее обязательным существование объектов в действительности.
    4. Эпистемологическое, отрицающее существование знаний и учений как таковых.
    5. Правовое, нивелирующее обязанности человека в любом из проявлений и не считающее необходимым соблюдение законодательных норм.
    6. Моральное, или метаэтическое – в нем отрицается общее представление об аспектах, касающихся морали и нравственности.
    7. Культурное, появление которого связывают преимущественно со второй половиной прошлого века, когда представителями контркультуры отвергалась массовая культура.
    8. Юношеское, проявляемое на этапе взросления, осмысления себя, своего неповторимого «я».
    9. Географическое – относительно новое понятие, отрицающее воздействие географической составляющей на общественное развитие.

    При этом все подобные направления сходились в одном, наиболее действенным методом обновить социум является предшествующее этому разрушение.

    Нигилист — это человек, который отрицает не предлагая

    Бум нигилизма произошел во второй половине XIX века и связан с философскими идеями немцев Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше и Освальда Шпенглера, хотя первым нигилистом считается их соотечественник Макс Штирнер (1806—1856 гг.)

    1. Штирнер возводит эгоизм (что это такое?) в безусловное благо, провозглашает любую мораль призраками и призывает человечество освободиться от них.
    2. Причем он настолько радикален, что даже революция для него не способ изменить принятое социальное устройство, философ идет дальше: «Речь идёт не о новой близящейся революции, а о могучем, надменном, бесцеремонном, бесстыдном и бессовестном преступлении».

      Штирнер, отрицая все, дошел до оправдания убийства, правда дрогнул и добавил ремарку «убивать, но не мучить».

    3. Шопенгауэр оставляет только понятие воли, которая лежит в основе всего. История существования мира – это история бессмысленных метаний воли. Человеческая жизнь – это череда страданий, сменяющихся скукой. Единственное верное направление познания мира – это безразличное созерцание.
    4. Шпенглер считает, что нигилизм – это умозрение утомленных горожан, у которых нет ничего впереди.
    5. Фридрих Ницше выстроил целую концепцию. Он утверждает, что любая мораль создается для того, чтобы расширять границы своей власти. Ницшеанский сверхчеловек выходит за пределы морали и нравственности, находится вне системы координат добра и зла. Формула нигилизма Ницше в его фразе «Бог умер». Вместе с Богом умерли нравственные ценности и идеи, в нем воплощенные.

    Русские нигилисты

    В России на вопрос «Что такое нигилизм?» отвечали как с положительной точки зрения, так и с отрицательной. М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин, Д.И. Писарев – знаменитые русские нигилисты XIX века.

    На российской почве это мировосприятие приобрело свои особенности – для объяснения общественно-социальных процессов наши нигилисты попытались опереться на теорию Дарвина, поэтому эволюцию социума описывали с позиций дарвинистов. Человек – это животное, поэтому он живет по законам борьбы за существование вида.

    Кто такой нигилист?

    • Итак, кто же такой нигилист, исходя из вышеизложенного? Уже из самого определения «пустоты», заложенной в суть определения, можно сказать, что нигилист – это представитель течения, отрицающего заложенные устои. При этом предложение чего-то взамен разрушенного данное учение не предполагает.
    • Если проанализировать теории апологетов нигилизма, то становится очевидным, что нигилист – это безразличный созерцатель (теория Шопенгауэра), уставший урбанист, не видящий перспектив (по Шпенглеру), использующий мораль исключительно для расширения границ собственной власти (к такому выводу пришел Ницше). Последний философ также обозначил нигилиста как сверхчеловека, для которого не существует нравственных и моральных границ, понятий о добре и зле.
    • В России понятие «нигилист» пошло от разночинцев, а также студенческой молодежи, выступавших за свержение дворянских и крепостнических устоев, на которых основывалось общество тех времен.

    Наиболее популярны такие понятия нигилистов:

    1. Существование Бога не доказано неопровержимыми доводами, поэтому нельзя говорить о том, что он есть.
    2. Нет в чистом виде ни морали, ни нравственности, они всегда обусловлены множеством факторов и зависят от обстоятельств.
    3. Жизнь не наполнена смыслом и истиной, а все объективные действия одинаково важны.

    Все дозволено. Чем опасен правовой нигилизм украинских чиновников

    Рассказываем о том, почему в Украине существует правовой нигилизм, каким он бывает и в чем заключается его опасность.

    Наверное, многие помнят не точную, но дико популярную цитату: “Если Бога нет, все позволено”. В юриспруденции её альтернативой является: “Если права человека не защищаются, все позволено”. Формалисты (те, кто выступает за превалирующую роль государства в формировании прав человека) сказали бы: “Если нет законов, все позволено”.

    Ситуация, когда общепринятые правила поведения отрицаются преднамеренно, называется “правовым нигилизмом”. Это довольно тяжкое заболевание общества, которое влечет за собой неприятные последствия: от мизантропической анархии до развала государства как института.

    К правовому нигилизму на бытовом уровне украинцы давно уже привыкли. Бросить окурок мимо урны, не убрать результаты выгула собаки, оскорбить соседа по лестничной клетке, перейти дорогу в неположенном месте и многое другое стало нормой для большинства жителей нашей страны. Приходится об этом так уверенно говорить, поскольку стоит пройтись улицами столицы и вопросы о чистоте накопятся у вас снежным комом с трехэтажный дом.

    Почему так происходит? В первую очередь, – это отсутствие наказания за подобные проступки. Вряд ли полиция станет обращать внимание на такие “мелочи”, прекрасно понимая, что сама ими грешит. Второй причиной является уровень культуры в обществе. Правоведы разглагольствуют о необходимости образовывать людей, прививать им правильные ценности, учить этике и эстетике, но все эти вещи из области утопии. Можем привести сотни примеров успешных, умных и культурных, на первый взгляд, людей, которые порой вели себя очень антисоциально. Поэтому не зря главным символом Просвещения остается гильотина. Как бы мрачно это не звучало.

    Более опасная ситуация возникает, когда правовому нигилизму подвержена определенная социальная группа. Например, такими могут быть бандиты из 90-ых. Организованная преступность привлекала молодых людей несколькими вещами: безнаказанностью со стороны государства (некоторое время) и получением более широких возможностей для удовлетворения насущных потребностей. Казакуй как угодно, грабь, насилуй, убивай и тебе за это ничего не будет. Подобный образ жизни манит, группа пополняется новыми членами (особенно, в период экономических кризисов), а правовой нигилизм распространяет метастазы на все большее количество людей.

    Кстати, если брать во внимание социальные и экономические аспекты правового нигилизма, то он иногда бывает крайне полезным. Вспомним, что благодаря коррупции многим евреям удалось избежать жестокой участи во время Холокоста.

    Так мы перешли в рассмотрению реально катастрофической формы правового нигилизма, которая поражает головной мозг, центральную нервную систему и просто парализует государство. Речь идет о правовом нигилизме представителей органов власти. Опять-таки, к сожалению, в Украине этот вирус бродит не последние 5 лет, а, наверное, со времен обретения независимости.

    В странах ЕС тоже не все гладко. Например, там существует взяточничество среди судей, депутатов и местных чиновников. Просто находится оно на малозаметном уровне. Однако я не замечал там Илью Киву, среди белого дня угрожающего отрезать голову пешеходу. Или парламентариев Софию Федину и Марусю Зверобой, рассказывающих о том, кто, как и когда будет взрывать нашего президента.

    Там это невозможно лишь потому, что люди пекутся о своей политической репутации. И готовы лишиться своей должности, чтобы не позорить свою страну. У нас власть имущие не понимают значения слова “публичность”. Ярким примером является Яременко, заказывающий проститутку. На “балконе” ВР собираются десятки журналистов. И да, многие камеры нацелены на телефоны и ноутбуки депутатов в поисках очередной скандальной переписки. Очень странно было бы этого не понимать.

    Но в случае Федины, Зверобой и Кивы речь не идет о моральной стороне проблемы. Здесь явно просматривается “угроза убийством”, не подпадающая под “свободу слова”. Пускай суд решает, было ли это сказано на эмоциях, в переносном смысле или как-то еще. Но для этого необходимо, чтобы правоохранительные органы и суд этими персонажами заинтересовались. Учитывая тот факт, что на публичном лице лежит больше ответственности, нежели на простом гражданине.

    Складывается ощущение, что украинские чиновники желают максимально ярко демонстрировать свой правовой нигилизм, чтобы всем показать свой статус и возможности. Как в первобытном обществе, он тут вожак стаи, у него есть палка, а значит и права. И ничего вы ему не сделаете.

    Все это напоминает ситуацию из мультфильма “Конь БоДжек, где с человеческими экзистенциальными проблемами сталкиваются антропоморфные животные. Есть там персонаж – олигарх “Мистер Кит”. К нему приходят журналисты и говорят: “Мы напишем, что вы убили сотрудника”. А Мистер Кит и отвечает: “Отлично, пускай все знают, что для меня законы морали не писаны. Мы еще пролоббируем закон, чтобы миллиардеры могли безнаказанно убивать бедных”.

    Столь наплевательское отношение к правам человека людей у власти формирует определенные мнения среди граждан: “Подождите, если кто-то может угрожать нашему президенту (пешеходу), а государство никак не реагирует, то чего я должен выполнять какие-то его требования? Платить налоги, слушаться полицию или вести честно бизнес?” Когда запускается цепная реакция правового нигилизма, то разговоры о “европейском пути” начинают вызывать улыбку. О каком светлом будущем идет речь, господа, если каждый будет творить “что хочет”?

    Решить сложившуюся ситуацию можно лишь двумя путями. Первый из них – справедливое наказание за содеянное. Никто не говорит, что нужно всех сажать в тюрьмы, но человек должен понимать ответственность за сказанное и сделанное. Даже если это будет публичное порицание или штраф. Второй – все помнить. Запоминайте, как относятся к людям наши “паны”, и вспоминайте об этом на выборах.

    Антон Визковский

    Для ИНФОРМАТОРа

    Понятие нигилиста в психологии

    • Как правило, в психологии нигилист рассматривается как тот, кто отчаялся отыскать смысл своего существования. Такое мировоззрение, по Эриху Фромму — своеобразная психологическая защита личности, которая по сути своей всегда стремится отыскать личную свободу, но так и не обрела ее. А переход при этом на позиции, тождественные нигилизму, обусловлен стремлением сломать правила общества, по которым полная личностная свобода невозможна.
    • С точки зрения Вильгельма Райха нигилист является циничным и высокомерным человеком, у которого постоянно срабатывает защитный механизм, который и обусловливает подобное поведение. Нигилизм, считает Райх, это реакция на разочарование в жизни, людях, обществе.

    Каждый видит по своему

    Основные психологические проблемы нигилистов

    • Нигилизм практически превратился из учения в мировоззрение, которое формирует как взгляды и суждения, так и действия с поступками. Именно понятие нигилизма дало возможность многим выставлять свои проблемы как нарочитый эпатаж. Это проявляется во многих аспектах. К примеру, в демонстративном, пренебрежительном стиле и манере одежды, поведении в обществе. В этом кроется один из способов ухода от проблем бескультурья, бедности и т.д. Грубость и бестактность, подаваемые как проявления нигилизма, на самом деле часто объясняются элементарным отсутствием воспитания, а выставляемая напоказ небрежность в одежде, скрывает под собой невозможность надеть на себя то, что хотелось бы.
    • Одним из стремлений нигилистов является стремление расчистить старое для того, чтобы дать место новому. С точки зрения психологии такой подход, напротив, может свидетельствовать о невозможности создать это самое «новое». Вероятно, поэтому среди взглядов и теорий нигилизма практически нет созидательных – они только отрицают существующее, не предлагая созидания. И даже систему устройства общества нигилисты предлагают свести к принципам существования животного мира, а именно – к естественному отбору, когда сам собой выживает сильнейший, и не требуется развития личности – для выживания достаточно оставаться маргиналом.
    • Вопрос взаимоотношения полов в нигилистических учениях также решается упрощенно. Чем воспринимать женщину именно женщиной, требующей уважения и деликатности, куда легче представить ее как равного себе друга, товарища, коллеги. Как ни парадоксально, но в такой трактовке нигилистов есть и прогрессивная составляющая. Женщина не рассматривается, как кухарка, домохозяйка, прачка, обязанная выполнять исключительно «женские обязанности».

    Женщина не кухарка, а требует уважения

    • Часто нигилист отвергает господствующие в социуме ценности, считая их не имеющими права на существование, поскольку вокруг царит несправедливость. Это своего рода попытка разрешения социального конфликта.

    Демонстративный нигилизм (юношеский, подростковый)

    Психологический синдром демонстративного нигилизма встречается в подростковом возрасте, однако в силу особенностей развития личности его признаки могут проявлять себя и в более зрелых годах.

    Демонстративный нигилизм предполагает культивирование оригинальности и неповторимости, целенаправленное создание образа «не такой как все», слепое отрицание всех норм и стандартов поведения, мышления. Демонстративный нигилист плохо ориентируется в своем внутреннем мире, он совершенно не знает своих особенностей, но он знает, что ему всегда нужно идти в противовес обществу. В данном случае нигилизм сложно назвать мировоззрением и философией личности. Это отклонение в поведении, нарушение социализации и самоидентификации.

    Демонстративный нигилист открыто и скрыто вступает в конфликты, споры, полемику. Чаще всего нигилист представляет себя в негативном образе, споры с бытового уровня переходят на уровень идей, культуры, ценностей.

    Каждое движение, поступок, элемент одежды, слово нигилиста демонстративно противопоставлено окружающим. Поведение не только демонстративно, но и экстравагантно. Нередко экстравагантность граничит с асоциальностью. Окружающие в свою очередь фиксируют внимание только на этих аспектах личности, что еще больше закрепляет в самосознании нигилиста демонстрируемый им образ «не такого как все», провокационного, эпатажного человека.

    Без коррекции, помощи психолога такое поведение переходит в преступления, алкогольную зависимость, сексуальную распущенность и т. д. Каждый раз человеку будет все сложнее эпатировать, границы между социальным и асоциальным поведением будут все больше стираться.

    Предпочтения нигилиста

    • Предпочтениями нигилистов являются принципы отрицания существующего смысла. Они напрочь отбрасывают нормы и правила, принятые в обществе, отказываются от устоев и традиций, не считаются с понятиями этики и морали. Это можно назвать духовным минимализмом, который отвергает авторитеты, законы, власть светскую и духовную. Как правило, таким людям не свойственна вера в высшие силы.
    • Некоторые из психологов считают понятие нигилизма близким к основам реализма, но базирующемся на критическом подходе к реальности, а основой для мировоззрения – все, что касается фактологической базы. Таким образом, нигилисты по сути скептики, но обосновывающие свои взгляды с философской точки зрения. Основной причиной нигилизма такие психологи считают проявление обостренного инстинкта самосохранения и обычный эгоизм.
    • Трактовка одного из наиболее известных нигилистов Фридриха Ницше такова: человеческая природа не чужда общепринятым ценностям, но эти ценности обесцениваются самим человеком.

    Туринская лошадь

    3 января 1889 года на туринской площади Карло-Альберто Ницше увидел, как извозчик бьет кнутом свою лошадь. В слезах очевидец бросился к несчастному животному. Переживание было настолько сильным, что вызвало аффект. Ницше сошел с ума. Некоторое время он провел в базельской психиатрической больнице, затем его забрала мать. Однако творческая деятельность мыслителя после инцидента прервалась. Он прожил еще 11 лет, к концу жизни потеряв способность двигаться и разговаривать. Развязка наступила 25 августа 1900 года.

    Больной Ницше в доме матери. (wikimedia.org)

    Известные нигилисты

    • К наиболее известным нигилистам можно отнести в первую очередь схоласта 12-го века Петра Ломбардского, который по сути и считается родоначальником этого течения. Его постулат – сомнения в том, что Христос имеет человеческую природу.
    • В той или иной степени нигилистами, проповедовавшими отдельные идеи в своих произведениях, являлись русские литераторы и философы Михаил Бакунин, Дмитрий Писарев, Николай Чернышевский, Николай Добролюбов, Петр Кропоткин, Сергей Нечаев.
    • Среди зарубежных философов в качестве нигилистов часто определяют Эриха Фромма, Вильгельма Райха, Фридриха Ницше, Серена Кьеркегора.

    Как выглядит нигилист и нигилизм в реальной жизни и в литературе

    На территории России определение нигилизма появилось в 1829 году. Первым, кто использовал этот термин, был Надеждин Н.И. В более позднее время нигилизм указывался в произведении Берви В.В. Более широкую известность нигилизм в таком виде, в котором мы его знаем, приобрел в романе Тургенева И.С. «Отцы и дети». Известность данного произведения позволило термину нигилизм превратиться в крылатое выражение.
    В современном обществе нигилистом можно часто встретить в реальной жизни, а также и в литературе. Несомненно, в литературе наиболее ярко и полно термин нигилизм описал Тургенев в своем произведении. С помощью главного героя как нигилиста автор донес до читателя весь смысл этого понятия, и последствия такого поведения. Этот роман тал очень востребованным и приобрел своих поклонников. По истечению времени значение слова нигилизм стал включать в себя все больше значений. К ранее установленным принципам добавляется отрицание авторитетов и сомнение в правовых возможностях граждан.

    Нигилизм есть отчаяние человека о неспособности делать дело, к какому он вовсе не призван. Василий Васильевич Розанов. Апокалипсис нашего времени

    Нигилизм как направление в основном встречается в России и других странах постсоветского пространства. В западных странах нигилизм как философское движение почти не существует и проявляется в единичных случаях. Нигилизм в России появился в начале 60-х годов 19 столетия. Яркими представителями этого направления были Чернышевский, Писарев и Добролюбов. К более поздним представителям нигилистического движения можно отнести В.И. Ленина. Некоторые черты его поведения и взглядов позволяют отнести его к таким последователям.

    Помимо представителей российского нигилизма, наиболее известным является немецкий философ Ницше. Он был ярым нигилистом во всех отношениях. Его мировоззрение и убеждение основано на обесценивание высоких ценностей и отрицании Бога. Помимо всего этого он отрицал необходимость сострадание человека к другому и принимал наличие такого качества за слабость. По его определению идеальным является злой и эгоистичный человек, который не способен к сопереживанию и сочувствию.

    Видео: О рождении нигилизма

    • Становление личности в обществе: аргументы для сочинения, примеры для эссе по обществознанию
    • Бедность и богатство: презентация, эссе по обществознанию
    • Почему принято считать подростковый возраст переходным: аргументы для урока Обществознания
    • Советы самому себе, как усовершенствовать свою учебную деятельность — обществознание
    • Как надо себя вести, чтобы тебя ценили и уважали в семье, на работе, в коллективе, школе, обществе: 10 золотых правил
    • Эссе по обществознанию на тему «Дружба есть равенство»: аргументы, рассуждения
    • Сочинение, эссе на тему «Каждый хочет быть исключением из правил»: аргументы
    • Кто такой конфликтолог и чем он занимается? Кем может работать конфликтолог и сколько он зарабатывает?
    • Сочинение, эссе на тему «Из утверждения и отрицания рождается истина»: аргументы, рассуждения, примеры
    • Сочинение, эссе на тему «Одни преступления открывают путь другим»: аргументы
    • Сочинение, эссе на тему «Легко ли быть молодым?»: аргументы, рассуждения, примеры
    • Как правильно написать план к эссе: правила составления плана, советы, отзывы
    • Сочинение на тему «Почему Базаровы нужны России?»: план, аргументы
    • Сочинение по теме «Почему гордые люди часто бывают одинокими»: аргументы и примеры из литературы
    • Сочинение на тему «Отношение отцов и детей», конфликт отцов и детей по роману «Отцы и дети»: цитаты, аргументы
    • Образ Базарова в романе «Отцы и дети»: сочинение, характеристика образа жизни в литературе
    • Можно ли простить измену, предательство любимого человека, друга, измену Родине: аргументы и примеры из литературы для сочинения, ЕГЭ
    • Равнодушие к самому себе: как тягостно равнодушие к самому себе, что значит быть равнодушным к самому себе?
    • Как располагать к себе людей: 17 особенностей обаятельного человека, 10 полезных советов

    Причина, по которой я стал нигилистом: нигилизм

    Привет, ребята,

    Просто подумал, что поделюсь своей логикой здесь, возможно, выслушаю ваши отзывы или мысли.

    Так я стал нигилистом.

    Очень скоро это станет довольно теоретическим и абстрактным, так что, пожалуйста, потерпите меня. Кроме того, я плохо разбираюсь в теме нигилизма, и эти идеи, возможно, уже разделял кто-то другой, если это так, я прошу прощения.

    Резюмируйте лишь некоторые из моих рассуждений.

    По сути, как человек я всегда стремился учиться и совершенствоваться.Стать следующей, лучшей версией меня.

    У меня были цели.

    Произошло то, что я поставил одну цель, достиг ее, а затем, вместо того, чтобы отдыхать и чувствовать себя счастливым, я перешел к следующей цели. Фактически, постоянно продвигая «финишную черту» вперед.

    В какой-то момент (и довольно много голов / контрольных точек впереди) я не смог достичь своей следующей «финишной черты», с треском провалился и был отброшен назад. Это меня расстроило.

    В той депрессии я начал думать: ну ладно, я все равно продолжаю продвигать свои финишные черты вперед.Значит ли это, что я никогда не буду счастлив? Я всегда найду новую цель, к которой буду стремиться?

    Какова конечная цель? Какова цель, после которой вы больше ничего не можете достичь?

    Ну думаю есть.

    Теперь это становится теоретическим.

    1. Вы вышли из бедности, ваша первая цель может состоять в том, чтобы иметь достаточно, чтобы выжить.

    2. Тогда вы можете захотеть иметь достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно

    3. Тогда вы можете захотеть иметь достаточно, чтобы изменить мир вокруг вас

    4. Тогда вы можете осознать, насколько несовершенен мир, и стремиться к тому, чтобы стать абсолютным диктатором и верховным лидером Земли (немного забавно, но все же: D).Т.е. Возможно, вам захочется иметь достаточно энергии, чтобы сделать мир лучше

    Тогда что?

    5) Что ж, тогда вы поймете, что вы смертны, и, возможно, вы не достигнете этого при жизни, поэтому вашей целью будет бессмертие. 6) Затем, после того, как вы это сделаете, вы захотите получить больше знаний, узнать, ПОЧЕМУ и КАК вселенная

    Почти готово

    7) По сути, шаг за шагом вы будете продолжать учиться и получать все больше и больше силы … в какой-то момент единственным оставшимся препятствием будет стать подобным Богу.

    Другими словами, станьте всеведущим и всемогущим.

    Это конечная теоретическая цель … если бы вы могли знать ВСЕ и когда-либо. и делать ВСЕ и ВСЕ — значит, больше нечего делать.

    Вы бессмертны, и все, что происходит, вы знаете об этом и можете делать с этим все что угодно.

    Ничто не выходит из-под вашего контроля.

    Ну, это теоретическая конечная цель. Что вы делаете тогда?

    Единственная причина, по которой мы счастливы или грустны, — это наш химический состав — ну, вы можете его выключить.Оставляю себе только логику. Без эмоций и зная, что все существует, потому что вы это позволяете, и вы можете закончить это и изменить в любое время, когда захотите, — все становится неважным. Зная это и не имея эмоций, вы поймете, что в вашем существовании нет смысла.

    Что ж, тогда ты, наверное, покончил бы с собой.

    Ничего важного, ничего ценного или интересного. Может быть, не сразу, вы все еще можете быть забавлены некоторыми вещами, например, поиграть в видеоигры, какое-то время, но — в бесконечности времени?

    Вы будете жить вечно без всякого смысла, потому что вам больше нечего делать, поскольку вы уже знаете и можете делать все и вся.

    Ну тогда. Если это конечная «цель». Если это единственная цель, после которой больше ничего не остается … если, обладая всей этой силой, вы все равно заканчиваете свое существование, тогда действительно, ничего важного.

    Мы начинаем с 0, и кажется, что на протяжении всей нашей жизни мы переходим к 1, 2 или 3, но независимо от того, сколько «контрольных точек» мы пересекаем, целей, которые мы достигаем, конечной конечной конечной целью (становление богоподобным ) по-прежнему равно 0.

    Другими словами, нет абсолютно никакого сценария, теоретического или какого-либо другого, в котором наше существование имеет какое-либо значение.

    Что вы думаете?

    Как нигилизм сделал меня лучше | Оуэн Ллойд | Философский камень

    «Жизнь не имеет смысла, так зачем вообще что-то делать?»

    Мысль наверняка приходила в голову каждому человеческому существу, когда-либо ходившему по земле, в той или иной степени. Голос в вашей голове, ставящий под сомнение смысл всех ваших усилий и всех страданий, которые вы терпите на протяжении всей своей жизни.

    Кажется, что на большинство из нас каким-то образом повлияла философия нигилизма , даже если мы этого не осознаем.Каждый раз, когда вы думаете, что «в чем смысл?» или считайте, что весь ваш прогресс напрасен, потому что мы все однажды умрем, и все это не будет иметь значения, вы боретесь с нигилизмом, со своим экзистенциальным страданием.

    Это то, с чем мне все еще приходится сталкиваться каждый день, особенно когда я сажусь на работу. Всегда есть это вездесущее ощущение того, что я называю «экзистенциальным сомнением», , лежащее передо мной, как мысленный барьер. Обычно это случается со мной несколько раз в день, в разной степени, когда я сажусь поработать.

    У меня есть известная история с нигилизмом, поскольку я испытал его в разной степени в подростковом возрасте, и до сих пор имею некоторый опыт с ним. Я могу гарантировать, что, когда пишу для вас эту небольшую историю, в какой-то момент я усомнился в целесообразности ее написания.

    Однако, поскольку я считаю нигилизм токсичным для философии, я считаю его одним из самых важных событий, которые произошли со мной в моей жизни. Пройдя через нигилизм и выйдя с другой стороны, я превратился в человека, которым я являюсь сегодня.На мои нынешние убеждения, философию и интересы повлияли многие годы, которые я провел в ловушке нигилизма, и я действительно считаю, что мой опыт общения с нигилизмом сделал меня намного лучше.

    Фото Саши Фриминд на Unsplash

    Мое нигилистическое прошлое

    Моя первая настоящая встреча с моим нигилистическим «я» произошла еще в старшей школе, в возрасте около 15 лет, когда мне действительно нужно было готовиться к экзаменам. Мне кажется, что большинство подростков в старших классах проходят через легкий нигилизм, готовясь к множеству экзаменов, некоторые из которых действительно пригодятся им в будущем.Родители и учителя часто говорят нам, что успешная сдача экзаменов имеет первостепенное значение для нашего успеха в будущем, но я понял эти утверждения.

    Мое «просветление» в этом возрасте для всего этого было не совсем хорошо, это просто сделало меня невероятно упрямым. Я не хотел бы готовиться к экзаменам, потому что чувствовал, что это бессмысленно, что я на самом деле ничего не учу и не трачу свое время продуктивно, а просто запихиваю в голову факты, которые я мог бы потратить на работу бумаги через неделю.Проблема на этом этапе заключалась в том, что мой нигилизм, казалось, крепко держал меня, что означало, что я вообще не делал ничего продуктивного, а скорее участвовал во многих гедонистических занятиях, которые нравятся всем 15-летним мальчикам; такие вещи, как видеоигры, телевидение, порно и многое другое.

    По мере того, как я становился старше, мои нигилистические мысли, казалось, только усиливались по мере того, как я продвигался по системе образования. На самом деле я достаточно хорошо учился в школе, но я не списываю это на тяжелую работу и много учебы, но из-за естественной способности легко запоминать вещи и набора навыков, которыми я, казалось, уже обладал, которые были довольно важны. для стандартизированных экзаменов.

    По мере того, как экзамены становились более серьезными, мне казалось, что меня это меньше заботит. Я бы тратил все меньше и меньше времени на подготовку к каждой новой серии экзаменов. Я не был тем, кто мог делать то, что мне говорили делать люди. Нигилизм сильнее всего охватил меня в 18 лет, когда мне пришлось сдавать A-level — экзамены здесь, в Великобритании, которые определяют, в какой университет вы можете поступить. В то время я все еще верил, что хочу поступить в университет, но у меня просто не было никакой мотивации, чтобы по-настоящему подготовиться к этим экзаменам.Я занимался, может быть, 1-2 часа в день за несколько недель до экзаменов, когда некоторые из моих сверстников учились по 5-6 часов в день.

    Фото Шэрон МакКатчен на Unsplash

    В то время в моей голове постоянно крутились многие мысли, начиная с «зачем мне готовиться к этому экзамену, если я на самом деле ничему не учусь?» «зачем мне готовиться к этому экзамену, если я однажды умру, и все это не имеет значения?

    Я даже не видел смысла ходить в школу.Моя теория заключалась в следующем: «, зачем мне это делать, если мне это не доставляет удовольствия в тот момент, когда я могу просто сидеть дома и играть в видеоигры?»

    Нигилизм приводил меня временами в самые глубокие ямы отчаяния и депрессии, но я, казалось, совсем этого не осознавал. Я купился на идею, что жизнь бессмысленна, и все, что я делал в тот момент своей жизни, никоим образом не помогало мне, а было просто ненужным страданием.

    В конце концов, мне пришлось решить, что хуже; мгновенное страдание из-за тяжелой работы или постоянное экзистенциальное страдание из-за моего места на земле.

    Фото Яна Эспинозы на Unsplash

    Как я восстановил

    Это был очень долгий процесс. Пришлось полностью переключить свое мышление. Так долго я рассматривал более широкую картину самого существования, которую я считал бессмысленной, вместо того, чтобы сосредоточиться на том, что я мог бы сделать в своей жизни, чтобы сделать ее полноценной, чтобы я и мои близкие гордились собой.

    Я думаю, как и во всем, первый шаг от нигилизма — это желание освободиться от него, желание изменить свое мировоззрение.Для меня это было абсурдно сложно, так как я много лет находился под чарами нигилизма.

    От этой философии чрезвычайно трудно избавиться. Нигилизм предлагает идею, что ничто из того, что вы делаете, не имеет никакого значения, и, следовательно, вы не несете ответственности, вы можете просто бездельничать и смотреть порно весь день. Идея отсутствия ответственности невероятно привлекательна для многих молодых людей, поэтому я полагаю, что так много подростков погрязли в нигилизме, а также в других гормонах.

    Первым шагом к избавлению от нигилизма для меня было переключение моего внимания с общего смысла самого существования на более земное мировоззрение.Под этим я подразумеваю то, что раньше во всем, что я делал, я принимал во внимание сущностный смысл существования, а не просто приступал к работе, и я считал существование бессмысленным, поэтому это удерживало меня от любых реальных усилий. .

    Я начал пытаться сосредоточиться на том, что я могу сделать со своей жизнью, чтобы гордиться собой и другими, и использовать свое довольно выгодное положение, родившееся в богатой западной стране, чтобы действительно сделать что-то полезное на благо мира, скорее чем бездельничать и жалеть себя, исполненные экзистенциального страдания.

    Как нигилизм сделал меня лучше

    Теперь перейдем к сути истории. Я действительно верю, что моя борьба с нигилизмом сделала меня лучше, и есть несколько причин, по которым я считаю, что это так.

    Сначала я объясню свою нынешнюю жизненную философию. Я экзистенциалист, поэтому, как и в мои нигилистические дни, я все еще верю, что в жизни нет внутреннего смысла, но теперь я считаю, что из-за этого нет причин не отдавать все, что у меня есть, и пытаться создать то, что у меня есть. собственный смысл в этом, скорее всего, пустом существовании.

    Нигилизм заставил меня понять, насколько наши мысли формируют нашу реальность. Благодаря нигилизму и небольшому изменению взглядов на экзистенциализм я замечаю огромную разницу почти во всех аспектах моей жизни. Я больше работаю, хочу больше жить, прилагаю больше усилий в отношениях и многое другое. Я во многом приписываю это небольшому сдвигу в моем мышлении от нигилизма к экзистенциализму. Без изменения образа мыслей я все еще могу оставаться тем же нигилистическим ленивым бездельником, каким был в подростковом возрасте.

    Нигилизм заставил меня осознать, насколько драгоценно наше время. Проснувшись от моей нигилистической одержимости, я начал размышлять о том, насколько важно наше время и что мы решаем с ним делать. Я начал думать о каждом прошедшем часе и спрашивать себя, стоило ли то, что я сделал в этот час, стоило. Я начал пытаться тратить свое время либо на что-то продуктивное, либо на то, что доставляло мне удовольствие. Я стараюсь не тратить время на просмотр YouTube или Netflix часами напролет, и если я все-таки смотрю телевизор, чтобы немного расслабиться, я гораздо больше присутствую и осознаю, сколько времени я трачу на это.

    Нигилизм заставил меня захотеть стать лучше. Как только я вырвался из мертвой хватки нигилизма, я понял, что потратил впустую много времени в подростковом возрасте и никоим образом не развил себя. Так я начал серьезно заниматься самосовершенствованием. Я занялся медитацией, йогой, здоровым образом жизни и действительно начал прилагать гораздо больше усилий во всем, что делал.

    Фото Зака ​​Дюранта на Unsplash

    Перенесемся в настоящее, и я считаю, что это изменение мировоззрения дало мне гораздо более здоровое отношение к работе, к тому, как я провожу свое время, и заперло эти нигилистические мысли в самых темных уголках мира. мой мозг.

    Они все еще время от времени навещают меня, но у них больше нет возможности выводить меня из строя на часы или дни. Теперь у меня гораздо лучшие отношения с собой, своим существованием и теми нигилистическими демонами, которые в наши дни появляются однажды в голубой луне.

    В поисках цели через нигилизм | Мнение

    Узнали ли вы когда-нибудь что-то настолько важное, что оно запомнилось вам на долгие годы? У меня был один из таких редких случаев во время моего первого семестра в Гарварде, когда я прошел курс экзистенциализма на факультете философии.Хотя большая часть моих знаний о Кьеркегоре и Сартре улетучилась, как только я сдал заключительный экзамен, был один урок, который остался со мной на протяжении последних двух лет: урок активного нигилизма.

    Когда большинство людей слышат термин «нигилист», они могут представить себе человека, сидящего в темной комнате без окон, мрачно созерцающего бессмысленность своего существования. Хотя нигилизм может привести некоторых людей в уныние, он также может служить путем к личному самореализации.

    Для начала, «нигилизм» обычно определяется как «вера в бессмысленность жизни.Более полное определение могло бы добавить, что нигилизм — это вера в то, что жизнь не имеет объективного значения. Другими словами, нигилисты полагают, что не существует единого, фактически верного смысла жизни, объединяющего все человечество. Следовательно, нигилизм и религия по сути несовместимы, потому что большинство религий отстаивают универсальную цель человеческой жизни, в то время как большинство нерелигиозных людей вынуждены признать, что такой цели не может быть — сами по себе законы физики не могут создать «смысл».

    Из-за несоизмеримости цели и жизни и нерелигиозности, я считаю, что Гарвард уже полон нигилистов.Большинство опрошенных студентов из каждого недавнего класса назвали себя либо «совсем не религиозным», либо «не очень религиозным». Кроме того, угроза глобального потепления приводит многих молодых людей в «климатическое отчаяние», поскольку они задаются вопросом, какое значение может иметь жизнь на умирающей планете. В целом кажется, что грядущее поколение может быть самым нигилистическим в истории.

    Тем не менее, это не то, чего мы обязательно должны бояться.

    Видите ли, нигилистов можно разбить на две определенные группы.Первые — это пассивные нигилисты. Это люди, которые, столкнувшись с осознанием того, что существование не имеет внутреннего смысла, в результате могут впасть в глубокую депрессию. Это акт отставки; пассивный нигилист больше не видит смысла в жизни, и в результате страдает его психическое и физическое состояние. И это тот вид нигилизма, которого нам следует избегать.

    Однако существует и другая группа нигилистов: активные нигилисты. Активный нигилист — это тот, кто, столкнувшись с одним и тем же осознанием, радуется той свободе, которую он ей дает.Если бы в человеческой жизни был определенный смысл, то каждый из нас был бы обязан ему следовать. Но если нет, тогда у всех нас есть свобода решать цель своей жизни — фактически, мы обязаны это делать, если хотим избежать ямы пассивного нигилизма. Итак, один активный нигилист может заключить, что цель ее жизни — борьба с бедностью во всем мире. Другой может взять на себя обязательство защищать окружающую среду. Активные нигилисты обладают огромной свободой в определении того, как лучше прожить свою жизнь.

    Найти смысл своей жизни непросто. Это требует тонкой грани между жесткостью и гибкостью. Вы не хотите менять цель своей жизни так же часто, как меняете одежду, но вы также можете осознать, что путь, которым вы планировали следовать в 18 лет, не подходит вам сейчас, когда вам 28. Плюс, когда вы ищете свою смысл жизни, может быть трудно понять, с чего начать. Поэтому я рекомендую уделить время размышлениям о своих навыках, интересах и личном этическом кодексе. Вы также можете найти руководство в учении религии, как и я.

    Очевидно, что концепция активного нигилизма не лишена недостатков и приводит к важным вопросам о том, как мы можем привлечь друг друга к ответственности за свои действия, если мы действительно верим, что смысл жизни субъективен. Итак, я хотел бы уточнить, что я не говорю, что все должны переходить в активный нигилизм. Каждому из нас важно чувствовать, что у нашей жизни есть цель, независимо от того, делаем ли мы это с помощью религии или философии.

    Я написал эту статью, потому что считаю, что многие студенты Гарварда (и молодые люди в целом) уже являются нигилистами.Если вы сомневаетесь в смысле жизни, читая это, я призываю вас не становиться пассивным нигилистом. Я знаю, насколько мрачным может быть такое состояние ума, но вы можете избежать отчаяния, если вместо этого идете по пути к активному нигилизму. Это может быть нелегко, но как только вы это сделаете, вы почувствуете, что ваша жизнь приобретает больше смысла. И, как я могу засвидетельствовать, это одно из самых сильных ощущений.

    Дэниел Л. Леонард ’21, редактор-редактор Crimson, является совместным специалистом по истории науки и философии в Winthrop House.

    Чем нигилизм не является | The MIT Press Reader

    Чтобы сохранить нигилизм как значимое понятие, необходимо отличать его от пессимизма, цинизма и апатии.

    Нигилизм — одно из тех понятий, значение которых, как мы все почти уверены, мы знаем, если только кто-то не попросит нас дать ему определение.

    Нигилизм, в отличие от времени (по словам Августина) или порно (по мнению Верховного суда США), является одним из тех понятий, значение которых мы все почти уверены, что знаем значение, если кто-то не попросит нас дать ему определение. Nihil означает «ничего». -ism означает «идеология». Тем не менее, когда мы пытаемся объединить эти термины, сочетание, кажется, сразу же само себя опровергает, поскольку идея о том, что нигилизм — это «идеология ничего», кажется бессмысленной. Сказать, что это означает, что кто-то «ни во что не верит», на самом деле не намного полезнее, поскольку вера во что-то предполагает, что есть во что верить, но если это , что-то, — это , ничего, , тогда нечего во что верили, и в этом случае верить ни во что — снова идея самоотвержения.

    Поэтому легко попасть в ловушку мысли «Все — нигилизм!» что, конечно, приводит к мысли: «Нет ничего нигилизма!» Таким образом, чтобы сохранить нигилизм как значимое понятие, необходимо отличать его от понятий, которые часто с ним связаны, но, тем не менее, отличаются от таких понятий, как пессимизм, цинизм и апатия.

    Нигилизм против пессимизма

    Если оптимизм — это надежда, то пессимизм — это безнадежность. Быть пессимистом — значит сказать: «Какой в ​​этом смысл?» Пессимизм часто сравнивают с взглядом на мир «Стакан наполовину пуст», но, поскольку он наполовину пуст, этот сценарий все же может быть слишком обнадеживающим для пессимиста.Более удачный сценарий может заключаться в том, что если пессимист упадет в колодец и кто-то предложит ему спасти, он, скорее всего, ответит: «Зачем беспокоиться? В колодце, вне колодца, мы все равно умрем ». Другими словами, пессимизм мрачен и угнетает. Но это не нигилизм.

    Если пессимист упал в колодец и кто-то предложил его спасти, он, скорее всего, ответил бы: «Зачем беспокоиться? В колодце, вне колодца, мы все равно умрем ».

    Фактически, мы могли бы даже пойти так далеко, чтобы сказать, что пессимизм — это противоположность нигилизма.Подобно нигилизму, пессимизм можно рассматривать как порождение отчаяния. Факт нашей смерти, разочарование в наших желаниях, непредвиденные последствия наших действий, твиты наших политических лидеров — все это или все это может привести нас либо к нигилизму, либо к пессимизму. Однако там, где эти две дороги расходятся, возникает вопрос о том, живем ли мы в своем отчаянии или прячемся от него.

    Быть с пессимистом — значит знать, что вы с пессимистом. Но вы можете быть с нигилистом и не иметь ни малейшего представления.В самом деле, вы могли бы быть нигилистом и не иметь ни малейшего представления. Такое отсутствие осознания является сутью нигилизма, поскольку нигилизм заключается в том, чтобы прятаться от отчаяния, а не останавливаться на нем. Это различие было проиллюстрировано Вуди Алленом в его фильме «Энни Холл» (1977), когда его альтер-эго Элви Сингер обменялся с парой, которую он остановил на улице, чтобы получить совет:

    ALVY ( Он движется по тротуару, чтобы молодая модно выглядящая пара, обняв друг друга ): Ты-ты выглядишь как действительно счастливая пара.Эээ … ты?

    МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА: Ага.

    ЭЛВИ: Ага! Итак … ч-ч-как вы это объясните?

    МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА: Я очень мелкая и пустая, у меня нет идей и ничего интересного сказать.

    МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК: И я точно такой же.

    ЭЛВИ: Понятно. Что ж, это очень интересно. Значит, тебе удалось кое-что придумать, а?

    МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК: Верно.

    Элви Сингер — пессимист. Мужчина и женщина — нигилисты.

    Больше всего в этой сцене проясняет то, что она показывает, как пессимист может раскрыть личность нигилиста, точно так же, как можно было бы утверждать, что пессимизм немецкого философа Артура Шопенгауэра помог Ницше раскрыть его собственный нигилизм.До того, как они столкнутся с Элви, они будут просто счастливой мелкой и счастливо пустой парой. Однако, когда он просит их объяснить свое счастье, они больше не мелкие и пустые; вместо этого они вынуждены пробудиться от задумчивости и обрести самосознание. Не , что они счастливы, показывает их нигилизм; скорее это их попытка объяснить пессимисту , почему они счастливы, показывает их нигилизм. На первый взгляд, они родственные души, которые нашли друг друга.Но поверхность — это все, что они есть. Попытка пойти еще глубже показывает, что глубже нет ничего. И именно пессимист, столкнувшись с такой счастливой парой, спросит: «Почему?» это показывает их ничтожество.

    Эта статья взята из книги Нолен Герц «Нигилизм».

    Если, как я предположил ранее, нигилизм и пессимизм — противоположности, то на самом деле нигилизм гораздо ближе к оптимизму. Видеть стакан наполовину полным — значит думать, что мы должны быть довольны тем, что у нас есть, а не сосредотачиваться на том, чего не хватает.Но быть довольными тем, что у нас есть, также может быть способом оставаться самодовольным, игнорировать то, чего не хватает, чтобы избежать необходимости искать перемен. Точно так же верить, что в конце концов все получится, что в конце туннеля всегда есть свет, — значит верить в то, что жизнь телеологична, что есть некая цель или цель — будь то Бог или Справедливость — незримо действующая за тем, что мы переживаем.

    Веря в существование сверхчеловеческих целей и сверхчеловеческих целей, мы теряем из виду человеческие цели и человеческие цели.Точно так же, когда мы возводим кого-то вроде Мартина Лютера Кинга младшего до статуса святого или пророка, мы видим в нем нечто большее, чем простой смертный, тем самым освобождая себя от ответственности за попытки подражать ему, поскольку мы просто должны надеяться. что кто-то вроде него придет снова. Если оптимизм приводит нас к самоуспокоенности, заставляет ждать, когда произойдет что-то хорошее или кого-то еще заставит сделать что-то хорошее, тогда оптимизм заставляет нас ничего не делать. Другими словами, не пессимизм, а оптимизм подобен нигилизму.

    Нигилизм против цинизма

    В Древней Греции циник был человеком, который жил как собака (греческое слово kynikos означает «собачий»), или, если быть более точным, был человеком, который жил согласно философии циников оставаться верным. природе, а не соответствию тому, что этот человек считал социальной уловкой. Сегодня циник — это тот же человек, который смотрит на общество свысока и считает его фальшивкой, хотя не потому, что циник считает общество неестественным, а потому, что циник считает людей, из которых состоит общество, фальшивыми.Быть циником — значит предполагать худшее из людей, думать, что мораль — всего лишь притворство, и предполагать, что даже когда кажется, что люди помогают другим, они на самом деле пытаются помочь себе. Циник, верящий только в свои собственные интересы, кажется другим ни во что не верящий. Следовательно, цинизм может показаться нигилизмом. Но это не нигилизм.

    Циник может даже радоваться жизни. В частности, циник может получать удовольствие, высмеивая тех, кто утверждает, что существует альтруизм или что политики являются самоотверженными государственными служащими, и особенно находит смехотворной идею о том, что мы должны стараться видеть в людях хорошее.

    Цинизм, как и пессимизм, связан с негативом. Однако, в то время как пессимизм связан с отчаянием, с чувством бессмысленности жизни перед лицом смерти, цинизм — это скорее презрение, чем отчаяние. Циник не сказал бы, что life бессмысленен, но просто сказал бы, что то, что люди говорят о жизни , бессмысленно. Циник может даже радоваться жизни. В частности, циник может получать удовольствие, высмеивая тех, кто утверждает, что существует альтруизм или что политики являются самоотверженными государственными служащими, и особенно находит смехотворной идею о том, что мы должны стараться видеть в людях хорошее.

    Пессимисты не нигилисты, потому что пессимисты скорее принимают отчаяние, чем избегают его. Циники — не нигилисты, потому что циники скорее принимают лживость, чем уклоняются от нее. Ключевой частью ухода от отчаяния является готовность поверить, что люди могут быть хорошими, что добро вознаграждается и что такие награды могут существовать, даже если мы их не испытываем. Но для циника такая готовность верить — это готовность быть наивным, легковерным и поддаваться манипулированию. Циник издевается над такими убеждениями не потому, что циник утверждает, что знает, что такие убеждения обязательно ложны, а потому, что циник осознает опасность, которую представляют люди, которые утверждают, что знают, что такие убеждения обязательно истинны.

    Скептик ждет доказательств, прежде чем выносить суждение. Циник, однако, не доверяет свидетельствам, потому что циник не верит, что кто-то способен объективно предоставить доказательства.

    Скептик ждет доказательств, прежде чем выносить суждение. Циник, однако, не доверяет свидетельствам, потому что циник не верит, что кто-либо способен объективно предоставить доказательства. Циник предпочел бы оставаться сомнительным, чем рисковать быть обманутым, и поэтому циник считает тех, кто идет на такой риск, обманщиками.По этой причине циник может раскрыть нигилизм других, призывая людей защищать отсутствие цинизма, подобно тому, как пессимист выявляет нигилизм других, призывая людей защищать свое отсутствие пессимизма.

    Пожалуй, лучшим примером способностей циника к откровениям является спор между Фрасимахом и Сократом во вступительной книге Платона «Республика». Трасимах сначала представлен как насмехающийся над Сократом за то, что он расспрашивает других об определении справедливости, а затем требует, чтобы ему заплатили, чтобы он рассказал им, что такое справедливость на самом деле.Умиротворенный Фрасимах определяет справедливость как уловку, изобретенную сильными, чтобы воспользоваться преимуществами слабых, как способ для сильных захватить власть, манипулируя обществом, заставляя поверить в то, что послушание — это справедливость. Трасимах далее утверждает, что, когда это возможно, люди поступают несправедливо, за исключением тех случаев, когда они слишком боятся быть пойманными и наказанными, и, таким образом, Фрасимах заключает, что несправедливость лучше справедливости.

    Когда Сократ пытается опровергнуть это определение, сравнивая политических лидеров с врачами, с теми, кто имеет власть, но использует ее для помощи другим, а не для помощи себе, Фрасимах не принимает это опровержение, как другие, а вместо этого опровергает опровержение Сократа.Фрасимах обвиняет Сократа в наивности и утверждает, что Сократ подобен овце, которая думает, что пастырь, который защищает и кормит овец, делает это потому, что пастух хороший , а не понимает, что пастырь откормляет их для убоя . Сократ никогда не сможет по-настоящему убедить Фрасимаха в том, что его определение справедливости неверно, и, действительно, цинизм Фрасимаха настолько убедителен, что Сократ тратит остаток «Республики», пытаясь доказать, что справедливость лучше несправедливости, пытаясь опровергнуть очевидный успех теории справедливости. несправедливых людей, делая метафизические заявления о влиянии несправедливости на душу.Таким образом, Сократ может противостоять цинизму в видимом мире только через веру в существование невидимого мира, невидимого мира, который, как он утверждает, на более реален, чем на , чем видимый мир. Другими словами, именно цинизм Фрасимаха заставляет Сократа раскрыть свой нигилизм.

    Здесь мы видим, что нигилизм на самом деле гораздо более тесно связан с идеализмом, чем с цинизмом. Циник представляет себя реалистом, кого-то, кого заботят действия, а не намерения, кто сосредотачивается на том, что люди делают, а не на том, чего люди надеются достичь, кто помнит о невыполненных обещаниях прошлого, чтобы не быть подметенным. в еще не исполненных обещаниях о будущем.Однако идеалист отвергает цинизм как безнадежно отрицательный. Сосредоточившись на намерениях, надеждах и будущем, идеалист может дать позитивное видение, чтобы противостоять негативу циника. Но отвергая цинизм, отвергает ли идеалист и реальность?

    Нигилизм на самом деле гораздо более тесно связан с идеализмом, чем с цинизмом.

    Идеалист, как мы видели на примере Сократа, не может бросить вызов циничному взгляду на реальность и вместо этого вынужден конструировать альтернативную реальность, реальность идей.Эти идеи могут образовывать связную логическую историю о реальности, но это никоим образом не гарантирует, что идеи представляют собой нечто большее, чем просто рассказ. По мере того как идеалист все больше и больше сосредотачивается на том, как реальность должна быть , идеалиста все меньше и меньше заботит, насколько реальность является . Утопические взгляды идеалиста могут быть более убедительными, чем антиутопические взгляды циника, но антиутопические взгляды, по крайней мере, сосредоточены на этом мире , тогда как утопические взгляды, по определению, сосредоточены на мире, который не существует .По этой причине использовать потусторонний идеализм для опровержения потустороннего цинизма — значит заниматься нигилизмом.

    Нигилизм против апатии

    Наряду с пессимизмом и цинизмом нигилизм также часто ассоциируется с апатией. Быть апатичным — значит быть без пафоса, без чувств, без желаний. Хотя нам всем время от времени дают выбор, который не особенно влияет на нас так или иначе («Вы хотите съесть итальянский или китайский?»), Такую бескорыстность все время испытывает апатичный человек.Таким образом, быть апатичным означает не заботиться ни о чем. Пессимист чувствует отчаяние, циник испытывает презрение, но апатичный человек ничего не чувствует. Другими словами, апатия рассматривается как нигилизм. Но апатия — это не нигилизм.

    Пессимист чувствует отчаяние, циник испытывает презрение, но апатичный человек ничего не чувствует.

    Апатия может быть отношением («Меня не волнуют , а ») или чертой характера («Меня не волнуют и все, что »).Однако в любом случае апатичный человек выражает личное чувство (или, если быть более точным, отсутствие чувств ) и не заявляет о том, что каждый должен чувствовать (или, опять же, не чувствовать). Апатичный человек прекрасно понимает, что другие люди чувствуют иначе, поскольку они вообще что-либо чувствуют. И поскольку апатичный индивид ничего не чувствует, апатичный индивид не испытывает никакого желания убеждать других, что они точно так же ничего не должны чувствовать.Другие могут заботиться, но апатичный человек — нет, и, поскольку им все равно, апатичному человеку наплевать на то, что заботят другие.

    Тем не менее, апатия все еще часто рассматривается как оскорбление, оскорбление, упрек со стороны тех, кому не все равно. Например, в передаче MTV «Дарья» (1997–2002 гг.) — шоу об «очень апатичной» старшекласснице — Дарья Моргендорфер и ее подруга Джейн Лейн разговаривают следующим образом:

    ДАРЬЯ: В школе случается трагедия, и все думают о ней. меня. Умер популярный парень, и теперь я популярен, потому что я несчастная девчонка.Но я не несчастный. Я просто не такой, как они.

    ДЖЕЙН: Это действительно заставляет задуматься.

    ДАРЬЯ: Забавно. Большое спасибо.

    ДЖЕЙН: Нет! Вот почему они хотят с вами поговорить. Когда они говорят: «Ты всегда несчастлив, Дарья», они имеют в виду: «Ты думаешь, Дарья. Я могу сказать, потому что ты не улыбаешься. Теперь этот парень умер, и это заставляет меня думать, от этого болит моя маленькая голова и я перестаю улыбаться. Итак, скажи мне, как ты справляешься с постоянными мыслями, Дарья, пока я не вернусь к своему нормальному овощному состоянию.

    ДАРЬЯ: Хорошо. Так почему ты меня избегаешь?

    ДЖЕЙН: Потому что я пыталась не думать.

    Таким образом, апатичный индивид может, подобно пессимисту и цинику, раскрывать нигилизм других, хотя, в отличие от пессимиста и циника, апатичный индивид делает это, на самом деле не пытаясь это сделать. В то время как пессимист и циник призывают других объяснить отсутствие пессимизма или цинизма, апатичный человек — это тот, кому бросают вызов, бросают вызов другим, чтобы объяснить его или ее отсутствие пафоса.Пытаясь привлечь внимание апатичного человека, тот, кто действительно заботится, вынужден объяснить , почему он или она заботится, объяснение, которое может показать, насколько значимой (или бессмысленной) является причина, по которой этот человек заботится.

    Апатичному человеку все равно. Однако не заботиться — это не то же самое, что не заботиться ни о чем. Апатичный человек ничего не чувствует. Но у нигилиста есть чувства. Просто нигилист чувствует себя ничего .И действительно, потому что нигилист может испытывать такие сильные чувства, сильные чувства к чему-то, что есть ничто, нигилист не является и не может быть апатичным. Нигилисты могут иметь сочувствие, сочувствие и антипатию, но не могут иметь апатию.

    Не заботиться — это не то же самое, что не заботиться ни о чем. Апатичный человек ничего не чувствует. Но у нигилиста есть чувства.

    Ницше попытался продемонстрировать действующие в нигилизме чувства в своем аргументе против того, что он называл «моралью жалости».«Мораль сострадания гласит, что хорошо испытывать жалость к тем, кто в ней нуждается, и особенно хорошо, когда такая жалость тронута помогает тем, кто в ней нуждается. Но, согласно Ницше, то, что часто мотивирует желание помочь, — это то, как мы можем видеть себя благодаря тому, как мы видим других в нужде, в частности, как мы видим себя способными помочь, достаточно сильными, чтобы помочь.

    Мораль жалости для Ницше заключается не в том, чтобы помогать другим, а в том, чтобы возвышать себя, уменьшая других, уменьшая других до их нужды, до той нужды, которой у нас нет, и это показывает, сколько у нас, напротив, есть.Жалость нигилистична постольку, поскольку она позволяет нам уклоняться от реальности, например, позволяя нам чувствовать, что мы лучше, чем мы есть, и что мы лучше тех, кто в ней нуждается. Следовательно, мы можем избежать признания того, что нам, возможно, только повезло больше или нам повезло.

    Мораль жалости побуждает нас испытывать жалость и чувствовать себя хорошо из-за жалости. Такие чувства хуже, чем ничего не чувствовать, потому что если мы чувствуем себя хорошо, когда чувствуем жалость, тогда мы мотивированы только на то, чтобы помогать людям, которых мы сочувствуем, а не на то, чтобы помочь покончить с системной несправедливостью, которая в первую очередь создает такие жалкие ситуации.В то время как апатия может помочь нам не быть ослепленными нашими эмоциями и более ясно видеть ситуации несправедливости, жалость с большей вероятностью побудит нас увековечить несправедливость, сохраняя условия, которые позволяют нам помогать нуждающимся, которые позволяют нам видеть самих себя. как хорошо для помощи тем, кого мы видим только как нуждающихся .

    Однако это не означает, что мы должны попытаться достичь апатии, что мы должны попытаться заставить себя ничего не чувствовать. Популярные версии стоицизма и буддизма пропагандируют спокойствие, непривязанность, попытку не чувствовать то, что мы чувствуем.Заставлять себя стать апатичным — нигилизм, так как это значит уклоняться от своих чувств, а не противостоять им. Таким образом, существует важное различие между апатичностью и апатичностью, между безразличием, потому что так человек реагирует на мир, и безразличием, потому что мы хотим освободиться от наших чувств и привязанностей. Точно так же отстраниться не из-за стоицизма или буддизма, а из-за хипстеризма — значит попытаться отстраниться от себя, от жизни, от реальности.Так что преследование иронии может быть таким же нигилистическим, как преследование апатеи или нирваны .


    Нолен Герц — доцент прикладной философии Университета Твенте в Нидерландах и автор книги «Нигилизм», из которой взяты выдержки из этой статьи.

    Если вы верите в нигилизм, вы во что-нибудь верите?

    Нигилизм — постоянная угроза. Как признавала философ ХХ века Ханна Арендт, это лучше всего понимать не как набор «опасных мыслей», а как риск, присущий самому акту мышления.Если мы достаточно долго размышляем над какой-либо конкретной идеей, какой бы сильной она ни казалась на первый взгляд или насколько широко принимаемой, мы начнем сомневаться в ее истинности. Мы также можем начать сомневаться в том, действительно ли те, кто принимает эту идею, знают (или заботятся) о том, истинна ли идея или нет. Это всего в одном шаге от размышлений о том, почему существует так мало консенсуса по такому количеству вопросов, и почему все остальные, кажется, так уверены в том, что сейчас кажется вам таким неуверенным. В этот момент, на грани нигилизма, есть выбор: либо продолжать думать и рисковать отчуждением от общества; или перестать думать и рискнуть отстраниться от реальности.

    За столетие до Арендт Фридрих Ницше описал в своих записных книжках (опубликованных его сестрой посмертно в году «Воля к власти» ) выбор между «активным» и «пассивным» нигилизмом. Один из его многочисленных афоризмов о нигилизме заключался в том, что это результат обесценивания высших ценностей. Такие ценности, как истина и справедливость, могут прийти к выводу, что они не просто идеи, но что они обладают некой сверхъестественной силой, особенно когда мы говорим: «Истина освободит вас» или «Справедливость восторжествует.Когда оказывается, что этим ценностям не приписывается сила, когда правда оказывается не освобождающей, когда не наступает справедливость, мы разочаровываемся. Тем не менее, вместо того, чтобы обвинять себя в том, что слишком много верим в эти ценности, мы обвиняем эти ценности в том, что они не соответствуют нашим ожиданиям.

    Согласно Ницше, тогда мы можем стать активными нигилистами и отвергнуть ценности, данные нам другими, чтобы установить собственные ценности. Или мы можем стать пассивными нигилистами и продолжать верить в традиционные ценности, несмотря на сомнения в истинной ценности этих ценностей.Активный нигилист разрушает, чтобы найти или создать что-то, во что стоит верить. Только то, что может пережить разрушение, может сделать нас сильнее. Ницше и группа русских XIX века, которые идентифицировали себя как нигилисты, разделяли эту точку зрения. Однако пассивный нигилист не хочет рисковать самоуничтожением и поэтому цепляется за безопасность традиционных верований. Ницше утверждает, что такая самозащита на самом деле является еще более опасной формой самоуничтожения. Вера просто ради веры в во что-то из может привести к поверхностному существованию, к самодовольному принятию веры во что-либо, во что верят другие, потому что вера во что-то (даже если это окажется ничем не стоящим верить) будет видна. пассивным нигилистом как предпочтительнее, чем рискнуть не поверить в и что-то из , рискнуть смотреть в бездну — метафора нигилизма, которая часто встречается в работах Ницше.

    Сегодня нигилизм становится все более популярным способом описания широко распространенного отношения к текущему состоянию мира. Тем не менее, когда этот термин используется в разговоре, в редакционных статьях газет или в тирадах социальных сетей, он редко когда-либо определяется, как будто все очень хорошо знают, что означает нигилизм, и разделяют одно и то же определение этого понятия. Но, как мы видели, нигилизм может быть как активным, так и пассивным. Если мы хотим лучше понять современный нигилизм, мы должны определить, как он развивался в эпистемологии, этике и метафизике и как он нашел выражение в различных образах жизни, таких как самоотрицание, отрицание смерти и отрицание мира. .

    В эпистемологии (теории познания) нигилизм часто рассматривается как отрицание возможности знания, позиция, согласно которой наши самые сокровенные убеждения не имеют основы. Аргумент в пользу эпистемологического нигилизма основан на идее, что для знания требуется нечто большее, чем просто знающий и известный. Это нечто большее обычно рассматривается как то, что делает знание объективным, поскольку способность ссылаться на что-то вне личного, субъективного опыта — вот что отличает знание от простого мнения.

    Но для эпистемологического нигилизма нет ни стандарта, ни основания, ни основания, на котором можно было бы делать заявления о знании, ничего, что могло бы оправдать нашу веру в то, что какое-либо конкретное утверждение истинно. Все апелляции к объективности с точки зрения эпистемологического нигилизма иллюзорны. Мы создаем впечатление знания, чтобы скрыть факт отсутствия фактов. Например, как утверждал Томас Кун в работе Структура научных революций (1962), мы, безусловно, можем разработать очень сложные и очень успешные модели для описания реальности, которые мы можем использовать для открытия множества новых «фактов», но мы можем никогда не доказывайте, что они соответствуют самой реальности — они могут просто происходить из нашей конкретной модели реальности.

    Если что-то утверждается как истинное на основании прошлого опыта, тогда возникает проблема индукции: просто потому, что что-то произошло, не влечет за собой, что это должно повториться. Если что-то утверждается как истинное на основании научных данных, возникает проблема обращения к авторитетным источникам. В логике такие призывы рассматриваются как совершение заблуждения, поскольку утверждения других, даже утверждения экспертов, не рассматриваются как основания для истины. Другими словами, даже эксперты могут быть предвзятыми и ошибаться.Более того, поскольку ученые делают заявления, основанные на работе предыдущих ученых, их тоже можно рассматривать как апелляции к авторитетным источникам. Это приводит к другой проблеме — проблеме бесконечного регресса. Любая претензия на знание, основанное на каком-либо основании, неизбежно приводит к вопросам об основании этого основания, а затем об основании этого основания и так далее, и так далее, и так далее.

    Обосновывая сомнения относительно знания, пассивный нигилист упрощает погоню за знаниями

    Здесь может показаться, что то, что я здесь называю «эпистемологическим нигилизмом», на самом деле ничем не отличается от скептицизма.Ибо скептик также ставит под сомнение основы, на которых основываются утверждения о знании, и сомневается в возможности того, что знание когда-либо найдет какую-либо надежную основу. Здесь было бы полезно вернуться к различию Ницше между активным и пассивным нигилизмом. В то время как активный нигилист подобен радикальному скептику, пассивный нигилист — нет. Пассивный нигилист осознает, что относительно знания могут возникать скептические вопросы. Но вместо того, чтобы сомневаться в знании, пассивный нигилист продолжает верить в знание.Следовательно, для пассивного нигилиста знание существует, но оно существует на основе веры.

    Следовательно, нигилизм можно найти не только в человеке, который отвергает притязания на знания из-за отсутствия бесспорного основания. Скорее, человек, который осознает сомнения, связанные с утверждениями о знании, и который, тем не менее, продолжает вести себя так, как будто эти сомнения на самом деле не имеют значения, также является нигилистом.

    Научные теории могут быть основаны на апелляции к другим теориям, которые основаны на апелляции к другим теориям, любая из которых может быть основана на ошибке.Но до тех пор, пока научные теории продолжают приносить результаты — особенно результаты в форме технического прогресса — тогда сомнения в окончательной истинности этих теорий могут рассматриваться как тривиальные. И, упрощая сомнения относительно знания, пассивный нигилист упрощает погоню за знаниями.

    Другими словами, для пассивного нигилиста знания не имеют значения. Подумайте, как часто такие слова, как «знание» или «уверенность», используются в повседневной жизни бессистемно. Кто-то говорит, что знает, что поезд приближается, и мы либо не спрашиваем, откуда они это знают, либо, если спрашиваем, часто встречаем абсолютную основу для знаний в современной жизни: потому что так говорит их телефон.Телефон может оказаться правильным, и в этом случае претензия на авторитет телефона сохраняется. Или телефон может оказаться неправильным, и в этом случае мы, скорее всего, виним не телефон, а поезд. Поскольку телефон стал нашим основным гарантом знаний, признать, что телефон может быть неправильным, значит рискнуть признать, что не только наши утверждения о знаниях, основанные на телефонных звонках, могут быть необоснованными, но и все наши утверждения о знаниях могут быть таковыми. В конце концов, как и в случае с телефоном, мы склонны не спрашивать, почему мы думаем, что знаем то, что, по нашему мнению, мы знаем.Таким образом, пассивный нигилизм становится не радикальной «постмодернистской» позицией, а, скорее, нормальной частью повседневной жизни.

    В моральной философии нигилизм рассматривается как отрицание существования морали. Как утверждает Дональд Кросби в книге Призрак абсурда (1988), моральный нигилизм можно рассматривать как следствие эпистемологического нигилизма. Если нет оснований для объективных заявлений о знании и истине, тогда нет оснований для объективных заявлений о добре и зле.Другими словами, то, что мы принимаем за мораль, зависит от того, что считает правильным — независимо от того, относится ли эта вера к каждому историческому периоду, к каждой культуре или к каждому отдельному человеку, — а не от того, что такое верно.

    Утверждать, что что-то является правильным, было сделано исторически, основывая эти утверждения на таком основании, как Бог, или счастье, или разум. Поскольку эти основы считаются применимыми универсально — применимыми ко всем людям, во всех местах и ​​во все времена — они рассматриваются как необходимые для универсального применения морали.

    Философ-моралист 18-го века Иммануил Кант признал опасность обоснования морали на Боге или на счастье, ведущую к моральному скептицизму. Вера в Бога может побуждать людей к нравственным поступкам, но только как средство к тому, чтобы попасть в рай, а не в ад. Погоня за счастьем может побуждать людей к нравственным поступкам, но мы не можем быть уверены заранее, какие действия принесут людям счастье. Итак, в ответ Кант отстаивал разумную мораль. По его словам, если мораль нуждается в универсальном фундаменте, то мы должны просто принимать решения в соответствии с логикой универсальности.Определяя, чего мы пытаемся достичь в любом действии, и превращая это намерение в закон, которому должны подчиняться все разумные существа, мы можем использовать разум, чтобы определить, возможно ли логически универсализировать намеченное действие. Следовательно, логика — а не Бог или желание — может сказать нам, является ли какое-либо предполагаемое действие правильным (универсальным) или неправильным (не универсальным).

    Однако есть несколько проблем с попытками основывать мораль на разуме. Одна из таких проблем, как указал Жак Лакан в «Канте с Садом» (1989), заключается в том, что использование универсальности в качестве критерия правильного и неправильного может позволить умным людям (таким как маркиз де Сад) оправдывать некоторые, казалось бы, ужасные действия, если они может показать, что эти действия действительно могут пройти логический тест Канта.Другая проблема, на которую указывает Джон Стюарт Милль в книге « Утилитаризм » (1861 г.), заключается в том, что люди рациональны, но рациональность — это еще не все, что у нас есть, и поэтому следование кантианской морали заставляет нас жить как равнодушные роботы, а не как люди.

    Еще одна проблема, как указал Ницше, состоит в том, что разум может быть не тем, что утверждал Кант, поскольку вполне возможно, что разум не является более прочным основанием, чем Бог или счастье. В книге г. О генеалогии морали (1887 г.) Ницше утверждал, что разум — это не что-то абсолютное и универсальное, а, скорее, то, что со временем превратилось в часть человеческой жизни.Примерно так же, как мышей в лабораторных экспериментах можно научить рациональности, мы также научились становиться рациональными благодаря столетиям моральных, религиозных и политических «экспериментов» по ​​обучению людей рациональности. Поэтому не следует рассматривать разум как прочную основу морали, поскольку его собственные основы могут быть поставлены под сомнение.

    Пассивный нигилист предпочел бы ориентироваться по неисправному компасу, чем рисковать полностью потерянным

    Здесь мы снова можем найти важное различие между тем, как активный нигилист и пассивный нигилист отвечают на такой моральный скептицизм.Способность сомневаться в легитимности любого возможного основания морали может привести активного нигилиста либо к переопределению морали, либо к ее отрицанию. В первую очередь о действиях можно судить по моральным принципам, но именно активный нигилист определяет эти принципы. Но то, что кажется творческим, на самом деле может быть производным, поскольку трудно отличить, когда мы думаем за себя, от того, когда мы думаем в соответствии с тем, как мы были воспитаны.

    Так что, скорее, чем такой моральный эгоизм, активный нигилизм просто полностью отвергнет мораль.Вместо этого действия оцениваются только с практической точки зрения, например, с точки зрения того, что более или менее эффективно для достижения желаемой цели. Таким образом, человеческие действия не отличаются от действий животного или машины. Если кажется ошибкой утверждать, что животное является злом, если ест другое животное, когда оно голодно, тогда активный нигилист скажет, что также ошибочно утверждать, что люди злы, когда крадут у другого человека, когда они голодны.

    Без морали такие понятия, как кража, собственность или права, считаются имеющими только юридическую силу.Действия можно рассматривать как преступные, но не как аморальные. Пример такого активного нигилизма можно увидеть у древнегреческого софиста Фрасимаха. В «Республике » Платона Фрасимах утверждает, что «справедливость» — это просто пропаганда, используемая сильными для угнетения слабых, обманом заставляя их принять такое угнетение как справедливое.

    Пассивный нигилист, с другой стороны, не отвергает традиционную мораль только потому, что ее законность может быть поставлена ​​под сомнение. Вместо этого пассивный нигилист отвергает идею о том, что законность морали действительно имеет значение.Пассивный нигилист подчиняется морали не ради нравственности, а ради послушания. Пассивный нигилист считает, что жить в соответствии с тем, что другие считают правильным и неправильным, добром или злом, предпочтительнее, чем необходимость жить без каких-либо моральных стандартов, которыми можно руководствоваться при принятии решений. Моральные стандарты служат компасом, и пассивный нигилист скорее предпочтет ориентироваться в жизни, используя неисправный компас, чем рискнет пройти по жизни, чувствуя себя полностью потерянным.

    Моральные нормы также дают чувство принадлежности к сообществу.Совместное использование норм и ценностей так же важно для совместного образа жизни, как и обмен языком. Таким образом, отрицая мораль, активный нигилист отвергает и сообщество. Но пассивный нигилист не желает рисковать, чувствуя себя совершенно одиноким в этом мире. Итак, отвергая моральную легитимность, пассивный нигилист принимает сообщество. Тогда для пассивного нигилиста важно не то, истинно ли моральное утверждение, а популярно ли оно.

    Это означает, что для пассивного нигилиста мораль не имеет значения.Пассивный нигилист ценит мораль как средство для достижения цели, а не как самоцель. Поскольку желание принадлежать и быть ведомым перевешивает желание иметь моральную уверенность, пассивного нигилиста заботит только чувство направления и чувство общности, которое может возникнуть в результате принятия моральной системы. Пассивный нигилист подобен зрителю на спортивном мероприятии, который болеет за домашнюю команду только потому, что так делают все остальные. Пассивный нигилист поддерживает моральные стандарты только потому, что они приняты сообществом, к которому пассивный нигилист хочет принадлежать.

    Подобно тому, как эпистемологический нигилизм может вести к моральному нигилизму, так и моральный нигилизм может вести к политическому нигилизму. Под политическим нигилизмом обычно понимают отказ от власти. Так было с вышеупомянутыми самопровозглашенными нигилистами России XIX века, которым в конечном итоге удалось убить царя. Однако эта революционная форма политического нигилизма, которую мы можем идентифицировать с активным нигилизмом, не отражает пассивную форму политического нигилизма.

    Опасность активного нигилизма проистекает из его анархической готовности разрушить общество ради свободы.Опасность пассивного нигилизма исходит из его конформистской готовности уничтожить свободу ради общества. Как мы уже видели, пассивный нигилист использует знания и мораль, рассматривая их как важные лишь постольку, поскольку они служат средством достижения целей комфорта и безопасности. Потребность чувствовать себя защищенным от дискомфорта сомнения и от незащищенности нестабильности — вот что приводит пассивного нигилиста к тому, чтобы в конечном итоге он стал более разрушительным, чем активный нигилист.

    Опасность здесь состоит в том, что моральные и политические системы, способствующие свободе и независимости, будут считаться менее желательными для пассивного нигилиста, чем моральные и политические системы, которые способствуют догматическому принятию традиций и слепому подчинению авторитету.Хотя мы можем сказать, что хотим быть свободными и независимыми, такое освобождение может казаться ужасным бременем. Это было выражено, например, Сореном Кьеркегором в работе «Концепция тревоги » (1844), когда он описал тревогу как «головокружение свободы», которое возникает, когда мы смотрим вниз на то, что нам кажется «бездной» бесконечных возможностей. Только подумайте, как часто, когда посетители ресторана предлагают меню с множеством опций, они просят у официанта рекомендации. Или как Netflix перешел от продвижения своей обширной библиотеки фильмов для вас на выбор к продвижению своего алгоритма, который позволил бы вам «расслабиться», пока он делает выбор за вас.

    Нигилизм могут продвигать те, кто находится у власти, которые извлекают выгоду из таких кризисов

    Ницше был обеспокоен тем, что он считал растущим принятием самоотверженности, самопожертвования и самоотречения как моральных идеалов. Он видел принятие таких самоотрицательных идеалов как свидетельство того, что пассивный нигилизм распространяется, как болезнь, по Европе XIX века. В 20-м веке Эрих Фромм в книге Escape from Freedom (1941) также беспокоился о том, что он описал как «страх свободы», распространяющийся по Европе.Именно это беспокойство мотивировало работу как критических теоретиков в Германии, так и экзистенциалистов во Франции.

    Арендт предупредила, что нам следует быть осторожными, чтобы не думать о нигилизме как о личном кризисе неуверенности. Скорее, мы должны признать, что нигилизм — это политический кризис. Нигилизм могут продвигать те, кто находится у власти, кому выгодны такие кризисы. Следовательно, даже метафизический нигилизм может иметь политический вес. Признание того, что Вселенная бессмысленна, может привести к тому, что опасения по поводу угнетения, войны и окружающей среды тоже будут бессмысленными.По этой причине не только политики могут извлечь выгоду из нигилизма.

    Согласно Симоне де Бовуар в книге Этика двусмысленности (1948), одна из форм, которые может принимать нигилизм, — это ностальгия — желание вернуться к тому, насколько свободными мы чувствовали себя в детстве, прежде чем мы, взрослые, обнаружили, что свобода влечет за собой ответственность. Поэтому корпорации также могут извлечь выгоду из пропаганды нигилизма в форме продажи нам ностальгии и других способов отвлечься от реальности. Вот почему мы должны не только признать нигилизм в себе, но также признать, что он существует в мире вокруг нас, и определить источники этого нигилизма.Вместо того, чтобы позволять себе чувствовать себя бессильным в мире, который, кажется, перестал заботиться, мы должны спросить, откуда берутся нигилистические взгляды на мир и кому выгодно наше видение мира таким образом.

    Почему некоторые люди становятся нигилистами?

    Древние районы добычи известняка (красный) и гипса (зеленый) под Парижем. Предоставлено: Эмиль Жерар (1859–1920) / Общественное достояние

    «Если у вас хватит смелости попробовать, вы, возможно, сможете сесть на поезд из УнЛондона в Париж, или в Но-Йорк, или в Хельсинки, или «Затерянный Анхелес», или «Сан-Франциско», или «Хонг-Гон», или «Ромлесс».»

    Действие фантастического романа Чайна Миевиля Un Lun Dun разворачивается в жуткой зеркальной версии Лондона. В нем он намекает, что в других городах есть похожие двойники. В списке, который он небрежно тарахтит, выделяется Париж. Потому что Город У Света действительно есть извращенная сестра. Под Парижским Надземным переходом находится Парижский Метрополитен, Город Тьмы.

    Большинство людей слышали о Парижских катакомбах: подземных склепах для костей примерно шести миллионов мертвых парижан.Они являются одной из самых известных туристических достопримечательностей французской столицы и, несомненно, самой ужасной из них.

    Но они представляют собой лишь небольшой фрагмент того, что сами местные жители называют les carrières de Paris («копи Парижа»), совокупность туннелей и галерей длиной до 300 км (185 миль), большинство из которых закрыт для публики, но охотно исследуется так называемыми катафилами .

    Grand Réseau Sud («Великая южная сеть») занимает около 200 км ниже 5-го, 6-го, 14-го и 15-го округов (административных округов) к югу от реки Сены.Меньшие сети работают под 12, 13 и 16 округами. Как они туда попали?

    Парижский камень и гипс

    Все начинается с геологии. Отложения, оставленные древними морями, создали большие залежи известняка на юге города, в основном к югу от Сены; и гипс на севере, особенно на холмах Монмартр и Менильмонтан. Оба месторождения, которые пользуются большим спросом в качестве строительных материалов, были добыты еще со времен Римской империи.

    Известняк также известен как лютеанский известняк ( Lutetia — латинское название древнего Парижа) или просто «парижский камень».»Он использовался для строительства многих известных достопримечательностей Парижа, в том числе Лувра и величественных зданий, построенных во время масштабной реконструкции города Жоржем-Эженом Османом в середине XIX века. Теплый желтоватый цвет камня обеспечивает визуальное единство и яркий элегантность для города

    Мелкоизмельченный гипс северного Парижа, используемый для изготовления быстросхватывающейся штукатурки, был настолько известен своим качеством, что «штукатурка Парижа» до сих пор используется как знак различия. хорошо растворяется в воде, подземные полости, оставшиеся после его добычи, были чрезвычайно уязвимы для обрушения.

    Как жить на гниющем зубе: проседание начинается далеко под поверхностью, но может разрушить ваш дом. Кредит: Delavanne Avocats

    В предыдущие века дорога иногда открывалась, чтобы проглотить колесницу, или даже целый дом исчезал в провале. В 1778 году в результате катастрофического проседания в Менильмонтане погибли семь человек. Вот почему гипсовые карьеры на Монмартре были взорваны, а не оставлены в прежнем виде. Оставшиеся гипсовые пещеры должны были быть засыпаны бетоном.

    Официальный орган, управляющий Парижем ниже, — это инспекция Générale des Carrières (IGC), основанная в конце 1770-х годов королем Людовиком XVI. Перед IGC была поставлена ​​задача составить карту и, при необходимости, поддержать нынешние и древние (а иногда и забытые) шахтные коридоры и галереи, скрывающиеся под Парижем.

    Восхитительное убежище

    Примерно в то же время мертвые из Парижа мешали живым. В конце 18 века их конечным пунктом назначения было около 200 небольших кладбищ, разбросанных по всему городу — все, так сказать, трещины по швам.Не было места для захоронения недавно умерших, а ранее умершие загрязняли воду и воздух вокруг своих кладбищ.

    Что-то радикальное должно было случиться. Так оно и было. С 1785 по 1814 год на небольших кладбищах не осталось костей, которые с помпой перевезли к месту последнего упокоения в древние известняковые карьеры в Томб-Иссуар. Были открыты три больших современных кладбища для останков последующих поколений парижан: Монпарнас, Пер-Лашез и Пасси.

    Кто сказал, что складывать черепа и кости не весело? Предоставлено: Rijin через Викимедиа и под лицензией CC BY-SA 4.0

    Шесть миллионов мертвых парижан в катакомбах со всех уголков столицы и на протяжении многих веков вместе образуют крупнейший в мире некрополь — их теперь анонимные черепа и кости методично сложены, иногда в причудливые узоры. Катакомбы созданы как памятник краткости жизни. Надпись над входом гласит: Arrête! C’est ici l’empire de la Mort .(«Стой! Это империя Смерти».)

    Это не остановило катакомб, в которые можно попасть через боковую дверь в классическое здание на авеню дю полковника Анри Роль-Танги. что посмотреть в Париже.

    Подземная экономика

    Однако, хотя катакомбы, безусловно, являются самой известной частью многовековой сети под Парижем и в непандемические времена привлекают тысячи туристов каждый день, они составляют всего 1,7 км (1 милю) всего 300 км (185 миль) туннелей.

    Подземный Париж использовался не только для добычи полезных ископаемых и хранения мертвых людей. В 17 веке картезианские монахи превратили древние каменоломни под своим монастырем в винокурни для зеленого или желтого ликера, который до сих пор носит их имя, шартрез .

    Поскольку в шахтах обычно поддерживается постоянная прохладная температура около 15 ° C (60 ° F), они также идеально подходили для пивоварения, как это происходило в больших масштабах с конца 17 века до конца 20 века. .Несколько пещер были выкопаны специально для открытия пивоварен, и не только из-за температуры окружающей среды: уход под землю позволял пивоварам оставаться рядом со своими клиентами, не платя премию за недвижимость наверху.

    Обзор парижских катакомб. Источник: Inspection Générale des Carrières, 1857 г. / общественное достояние.

    В конце XIX века только подземные пивоварни 14-го округа производили более миллиона гектолитров (22 миллионов галлонов) в год.Одна из самых известных подпольных пивоварен Парижа, Dumesnil, работала до конца 1960-х годов.

    В то десятилетие сеть коридоров и галерей к югу от Сены, давно заброшенная шахтерами, стала неофициальной площадкой для парижской молодежи. Они исследовали фантастический мир у себя под ногами, в некоторых случаях через точки входа, расположенные в самих школах. Очарованные, эти катафилы («любители катакомб») читали старые книги, исследовали подземный лабиринт и составляли схемы, которые передавались другим посвященным с таким благоговением, как карты сокровищ.

    Как пишет Роберт Макфарлейн в книге « Underland », Париж под их ногами стал «местом, где люди могут скатиться к другой идентичности, принять новые способы существования и отношений, стать текучими и дикими способами, ограниченными на поверхности. . »

    Некоторые более крупные пещеры превратились в печально известные зоны для вечеринок: 7-метровая галерея под больницей Валь-де-Грас широко известна как «Зал Z». За последние несколько десятилетий в различных других местах подземного Парижа проходили джазовые, рок-концерты и рейв-вечеринки — как ни в каком другом городе, в Париже действительно есть «андеграундная музыкальная сцена».»

    Большая волна Хокусая на фоне «пляжа» под Парижем. Кредит: Reddit

    Катафилы против катафобов

    С ростом популярности стали поступать сообщения о неудобствах и преступлениях — туннели обеспечивали легкий доступ к телефонным кабелям, которые были украдены из-за перепродажи меди.

    «Обнаружение» широкой публикой подземной сети привело к тому, что город Париж официально запретил доступ неуполномоченным лицам.Этот указ датирован 1955 годом, но у «подпольной полиции» есть договоренность с бывалыми катафилами. Их основными целями являются так называемые туристы, которые из-за своей неосведомленности подвергают себя риску травм или чего-то еще хуже и ухудшают свое окружение, часто оставляя за собой кучу мусора.

    Понимание не распространяется на IGC. В отличие от XIX века, когда слабые полости укреплялись специально построенными колоннами, сейчас политика заключается в заливке бетона для заполнения находящихся под угрозой исчезновения пространств, тем самым постепенно блокируя части сети.Эта процедура также использовалась для разделения катакомб, чтобы предотвратить «проникновение» на место катафилов.

    У многих подземных улиц есть свои названия, вывески и все такое. Это Rue des Bourguignons (улица бургундцев) под Полями Капуцинов (Поле Капуцинов), ни одна из которых не существует на поверхности. Предоставлено: Жан-Франсуа Горне через Викимедиа и имеет лицензию под номером

    Катафилы, однако, сопротивляются. В игре в кошки-мышки с властями они вновь открывают заблокированные проходы и создают замки («кошачьи откидные створки»), через которые они могут протиснуться в камеры, которые больше не доступны через другие подземные коридоры.

    Катакомбный климат-контроль

    В одиночку против непреодолимой бетонной волны любители Подземного Парижа были бы беспомощны. Но борьба с изменением климата может превратить подземные лабиринты из помех в актив, а город Париж — в союзника.

    Климатический план ООН на 2015 год — кстати, заключенный в Париже — требует от мира сократить выбросы парниковых газов на 75 процентов к 2050 году. А сам Париж хочет стать самым зеленым городом Европы к 2030 году.Более устойчивый контроль климата в наших жилых помещениях будет большим подспорьем в достижении обеих целей. Много энергии тратится на обогрев домов зимой и их охлаждение летом.

    Вот тут-то и проявляется постоянная температура в парижских туннелях. Здесь не только хорошо варить пиво; «Это источник геотермальной энергии», — говорит Парижская архитектурная фирма Fieldwork. Его можно использовать для снижения температуры, помогая охлаждать дома летом и согревая их зимой.

    У катафилов есть одна загвоздка: она также работает, когда подземные полости залиты бетоном.Так что, возможно, однажды Парижское метро, ​​полностью залитое бетоном, полностью исчезнет с карты, превратив бывшего настоящего двойника города в кондиционер.

    Летом прохладно, зимой тепло: Парижский метрополитен может стать системой кондиционирования воздуха в Париже. Предоставлено: полевые исследования

    Странные карты # 1083

    Есть странная карта? Дайте мне знать по адресу [email protected]

    Следите за Strange Maps в Twitter и Facebook.

    нигилизм | Определение и история

    Нигилизм (от латинского nihil, «ничего»), первоначально философия морального и эпистемологического скептицизма, возникшая в России 19 века в первые годы правления царя Александра II. Этот термин широко использовал Фридрих Ницше для описания распада традиционной морали в западном обществе. В 20 веке нигилизм охватывал множество философских и эстетических позиций, которые в том или ином смысле отрицали существование подлинных моральных истин или ценностей, отвергали возможность знания или общения и утверждали абсолютную бессмысленность или бесцельность жизни или Вселенной.

    Это старый термин, применявшийся к некоторым еретикам в средние века. В русской литературе нигилизм , вероятно, впервые употребил Н.И. Надеждин, в статье 1829 года в газете Вестник Европы , в которой он применил его к Александру Пушкину. Надеждин, как и В.В. Берви в 1858 году приравнивал нигилизм к скептицизму. Михаил Никифорович Катков, известный консервативный журналист, истолковавший нигилизм как синоним революции, представил его как социальную угрозу из-за отрицания всех моральных принципов.

    Именно Иван Тургенев в своем знаменитом романе « Отцы и дети » (1862 г.) популяризировал этот термин через образ Базарова-нигилиста. В конце концов, нигилисты 1860-х и 1970-х годов стали рассматриваться как взлохмаченные, неопрятные, непослушные, оборванные люди, восставшие против традиций и социального порядка. Затем философия нигилизма стала ошибочно ассоциироваться с цареубийством Александра II (1881 г.) и политическим террором, который применялся в то время активистами подпольных организаций, выступавших против абсолютизма.

    Иван Тургенев.

    Дэвид Магаршак

    Если для консервативных элементов нигилисты были проклятием времени, то для либералов, таких как Н.Г. Чернышевского, они представляли собой всего лишь преходящий фактор в развитии национальной мысли, этап борьбы за свободу личности и истинный дух мятежного молодого поколения. В романе «» Что делать? (1863), Чернышевский пытался обнаружить положительные стороны нигилистической философии.Точно так же в своих воспоминаниях , князь Петр Кропоткин, ведущий русский анархист, определил нигилизм как символ борьбы против всех форм тирании, лицемерия и искусственности, а также за личную свободу.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
    Подпишитесь сейчас

    По сути, нигилизм XIX века представлял собой философию отрицания всех форм эстетизма; он выступал за утилитаризм и научный рационализм. Были полностью отвергнуты классические философские системы.Нигилизм представлял собой грубую форму позитивизма и материализма, восстание против установленного социального порядка; он отрицал всю власть, осуществляемую государством, церковью или семьей.